Золото Таджикистана переходит Китаю

В начале следующего года Китай приступит к разработке очередного золоторудного месторождения в Согдийской области Таджикистана. Об этом сообщил официальный представитель таджикской алюминиевой корпорации TALCO Игорь Саттаров. По его словам, проект предлагался компаниям России и других стран, но наибольший интерес проявила китайская компания Tibet Huayu Mining Co Ltd. Душанбе передает свои недра под контроль компаниям из КНР в обмен на инвестиции и как расчет за свои долги.

золото

Более 80% золота в Таджикистане добывают совместные с Китаем предприятия. В Таджикистане насчитывается около 40 действующих и перспективных месторождений золота, общие запасы которых оцениваются в 400 тонн. Согласно данным Всемирного золотого совета, золотой резерв Таджикистана по состоянию на февраль 2018 года составил 15,6 тонны. На начало 2010 золотые запасы страны составляли 2,6 тонны, а в 2000 – всего 200 килограммов. Таджикистан по объему своих золотых резервов расположился на 63-м месте в глобальном масштабе. Это с учетом того, что разработка проводится всего на 14 месторождениях.

В основном золоторудные месторождения разрабатываются совместными таджикско-китайскими компаниями. Но есть и исключения, в которых 100% акций принадлежат китайской стороне. Флагман золотой промышленность Таджикистана – СП «Заравшон». Только в этом году предприятие выдало 73% от общей добычи драгоценного металла. Еще 13% — добыло китайское «Пакрут» и 5,4% — СП Апрелевка. 4,9% — пришлось на госпредприятие «Тиллои Точик». Остальной объем добычи золота приходится на мелкие предприятия и артели. Об этом сообщил журналистам министр промышленности и новых технологий Заробиддин Файзуллозода. Всего, по его словам, в этом году республика увеличила добычу золота на 54%, что составило 3,8 тонны драгоценного металла.

В будущем году Душанбе планирует выйти на рекордные показатели добычи драгоценного металла за счет разработки нового месторождения «Кончоч» в Согдийской области Таджикистана. Его запасы оцениваются в 55 тонн, серебра – около 44 тонн. Кроме того, на территории месторождения также есть запасы ртути (184 тонн), сурьмы (268 000 тонн), флюорита (205 000 тонн) и ряда других полезных ископаемых, которые попутно также будут добываться.

Разрабатывать рудник будет СП TALKO Gold – «Таджикская алюминиевая компания» и китайское акционерное общество Tibet Huayu Mining (Тибетская горнопромышленная компания Хуаюй), каждая из которых владеет 50% акций в уставном капитале ЗАО. Сумма китайских инвестиций в проект превышает 200 миллионов долларов. Начать переработку металлов обещают уже в следующем году. Представитель компании Talco Gold Чжоу Ву рассказал, что уже провели высоковольтные линии и прорыли тоннели. В планах — строительство дамбы и водоотводного канала, а также хвостохранилища, сообщил ресурс «Настоящее время».

По словам Игоря Саттарова, TALKO Gold будет перерабатывать металлы в высокоочищенные слитки будут на месте, на металлургическом комбинате, который планируют построить к 2020 году. «Для нас это принципиально. Это другая ценовая политика, более выгодная, и здесь, естественно, совсем другие вложения», – отметил Саттаров.

Мощность нового металлургического завода составит 300 тонн в день. Однако нужны дополнительные инвестиции на сумму около 50 млн долларов. «Предполагается, что завод будет самым большим по переработке сурьмяного концентрата в Центральной Азии. После запуска годовой объем производства золота составит 2,2 тонны, сурьмы 15 тысяч тонн и сурьмяных белил 6 тысяч тонн. Объем производимой сурьмы составит более 10% от ее мирового производства в год. А с учетом доли Tibet Huayu Mining составит порядка 27% мирового рынка, где уже доминируют китайские производители», — отметил Саттаров. Он отметил, что таджикские проекты по золотодобыче были доступны для любой страны мира, их продвигали в России, в Европе, но наибольший интерес проявила китайская сторона.

«Заинтересованность Китая в разработке недр Таджикистана, особенно к золоту, понятна – драгоценные металлы пополняют золотой запас и используются в высокотехнологичной и наукоемкой продукции. Но особый интерес китайские промышленники проявляют к редким металлам и редкоземельным элементам. Дело в том, что литий, рубидий, цезий, титан, цирконий, ванадий, ниобий, тантал, скандий, иттрий и ряд других применяются в солнечной энергетике, в производстве компьютерной, бытовой и космической техники, а также в производстве оружия», — сказал «Вестнику Кавказа» эксперт по Таджикистану Андрей Захватов. По его мнению, не особо афишируя свой интерес к недрам государств Азии и Африки, в настоящее время Китай уже установил контроль над значительной частью мировых запасов этих полезных ископаемых и в будущем сможет диктовать мировые цены на продукцию электроники.

«Таджикистан же, имеющий с Китаем почти 500-километровую общую границу, без преувеличения можно назвать для Поднебесной просто подарочной территорией, на которой быстро и недорого можно начать разработку нужных месторождений. Подарочной – еще и потому, в советский период Таджикистан по степени геологической изученности занимал в Советском Союзе второе место после России», — отметил эксперт.

Примечательно, что китайские геологи используют в работе советские данные и работы таджикских ученных. Особенно пристально следят за исследованиям зарубежных коллег, касающихся оценок месторождений на территории Памира. «Подготовленный коллективом геологов и выпущенный в 2012 году в Стамбуле труд «Минерально-сырьевая база химико-металлургической промышленности Таджикистана» уже давно переведен на китайский и английский языки и является настольной книгой для геологов Китая», — подчеркнул Захватов.

Впрочем, разрабатывать самостоятельно недра, власти Таджикистана пока не могут. Лишних денег в казне нет. Это дорого, да и риск того, что вложения не окупятся, огромный. Китай одним из первых начал выдавать Таджикистану кредиты и гранты на разработку месторождений и строительство дорог. Это «дешевые» кредиты на льготных условиях и на срок до 20 и более лет, которые на фоне труднодоступности ликвидных российских и западных финансовых ресурсов практически не имеют альтернативы. Власти Таджикистана не скрывают, что нашли в Пекине выгодного экономического партнера. Этим и объясняется, что Китай куда с большей легкостью получил доступ к таджикским недрам, нежели Россия.

Однако, как считают эксперты, Таджикистан уже попал в зависимость от китайских щедрот и расплачиваться по кредитам приходится месторождениями золота. В частности, два года назад, Душанбе передал в Китаю золоторудное месторождение «Верхний Кумарг» в Согдийской области в счет погашения долга, полученного на модернизацию ТЭЦ «Душанбе-2». Ранее 100% акций месторождения «Пакрут» перешло китайской стороне. Местные эксперты опасаются, что зависимость Таджикистана от КНР может угрожать ему потерей суверенитета.

Эксперт по Китаю, профессор РУДН Юрий Тавровский так не считает, но уверен, что передача месторождений усиливает китайские позиции в стране. «В счет долга Китай будет брать месторождения. Но с другой стороны, эти деньги не навязывали Таджикистану. Душанбе брал деньги, и можно было предположить, что рано или поздно придется их возвращать. Это происходит не только с Таджикистаном, а со всеми странами на протяжении Шелкового пути, когда китайцы довольно охотно раздавали деньги и складывалось впечатление, что отдавать их не придется», — сказал «Вестнику Кавказа» Юрий Тавровский.

Аналогичного мнения придерживается и Андрей Захватов: «Утверждать, что предоставляя Китаю лицензии на разработку полезных ископаемых Таджикистан утратит контроль над своим недрами, было бы не верно. Но и «сидеть на золоте» закрыв дорогу внешним инвесторам – также было бы неправильно. Договариваясь с Китаем о разделении продукции и прибыли, Таджикистан получает ощутимые вложения в государственный бюджет, пополняет золотой запас и имеет возможность расплачиваться за китайские кредиты. Поэтому главное для Таджикистана во взаимоотношениях со столь крупным соседом – не попасть в долговую ловушку, чтобы будущие поколения не расплачивались с долгами богатствами недр».

В этой связи стоит добавить также, что полезные ископаемые Таджикистана представляют интерес не только для Китая, но и для России. Однако за последние несколько лет по объемам прямых инвестиций в экономику Таджикистана Китай оставил позади Россию, и отрыв растет с каждым годом.

О серьезных интересах Китая на десятилетия вперед в разработке таджикских недр красноречиво говорит и рост числа таджикских студентов, получающих в Китае знания по геологическим профессиям и для работы в горнодобывающей промышленности. Эксперты уже безо всякой иронии поговаривают о том, что будущее поколение таджикских геологов будет говорить на китайском языке.

Виктория Панфилова, обозреватель «Независимой газеты» специально для «Вестника Кавказа»

Вестник Кавказа

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*