HRW — ООН: Таджикистан должен освободить всех политзаключенных, разрешить ПИВТ и Группу 24

Правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) в подробном отчете Комитету по правам человека ООН представила свои рекомендации правительству Таджикистана. Длинный список правозащитников включает десятки требований. Авторы отчета призывают правительство Таджикистана освободить всех политзаключенных, в том числе Зайда Саидова, Махмадали Хаит и Бузургмехра Ёрова, разрешить деятельность оппозиционных партий, в том числе ПИВТ и Группы 24, прекратить все формы политических репрессий, снять запрет на ношении бороды и хиджаба, допустить Красный Крест в свои тюрьмы… Комитет по правам человека ООН 1 июля начнет в Женеве рассмотрение отчета правительства Таджикистана. Это первое ревью ситуации с правами человека в Таджикистане после последнего обзора, который состоялся еще 6 лет назад, в 2013 году.

Human Rights Watch (HRW)

126-я сессия, июнь 2019 года

Human Rights Watch (HRW)

В настоящем меморандуме, представленный комитету Организации Объединенных Наций по правам человека («комитет”) накануне его предсессионного обзора по Таджикистану в июле 2019 года, содержится обзор основных проблем в отношении положения в области прав человека в Таджикистане с точки зрения Human Rights Watch.Мы надеемся, что этот отчет предоставит комитету информацию в ходе его подготовки к предстоящему обзору выполнения правительством Таджикистана своих обязательств по Международному пакту о гражданских и политических правах («Пакт”).Дополнительную информацию найдете на страничке Human Rights Watch по Таджикистану:https://www.hrw.org/europecentral-asia/tajikistan.

С 2014 года таджикские власти заключили в тюрьму многих критиков правительства, в том числе оппозиционных политических деятелей и активистов, адвокатов, журналистов и родственников мирных диссидентов, которые находятся за рубежом, они были осуждены на длительные сроки заключения по политическим мотивам, включая пожизненное заключение, только за мирное осуществление своего основного права на свободу выражения мнений.

По оценкам Human Rights Watch, с 2014 года в Таджикистане более 150 человек были заключены под стражу по политическим мотивам.Подавление свободы выражения мнений, ассоциаций, собраний и религии распространилось практически на любые виды проявления инакомыслия—даже на пользователей социальных сетей, которые выражают умеренную критику государственной политики и получили за это тюремные сроки от 5 до 10 лет.

Оригинал отчета на английском можете прочесть по этой ссылке:

Submission to UN Human Rights Committee’s Review of Tajikistan

С 2015 года таджикские власти также регулярно проводят организованную государством кампанию возмездия в отношении родственников мирных диссидентов за рубежом в форме насильственного преследования с использование толп, угроз изнасилования, произвольного задержания, конфискации паспортов и запрета на выезд за пределы страны.Власти Таджикистанатакже регулярно злоупотребляли системой «красных уведомлений » Интерпола для задержания, экстрадиции и принудительного возвращения в Таджикистан мирных политических диссидентов за рубежом, в том числе многочисленных лиц из России, Турции, Беларуси, Греции и других стран.

Статья 6 — Право на жизнь

В ноябре 2018 года и мае 2019 года два бунта в тюрьмах в городах Худжанд и Вахдат, соответственно, привели к гибели десятков заключенных и нескольких тюремных охранников в условиях, которые остаются неясными. Власти объявили, что использование боевых войск для подавления явно насильственных восстаний или беспорядков в двух тюрьмах было необходимым, и в обоих случаях были убиты десятки заключенных. Оба инцидента вызывают вопросы о непропорциональном или чрезмерном применении таджикскими властями боевых силдля подавления тюремных беспорядков и произвольного лишения права на жизнь. Хьюман Райтс Вотч также получила информацию о наличии напряженности между заключенными, которые считаются связанными с ИГИЛ, и заключенными, которые являются членами Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), и другими лицами, содержащимися под стражей по политическим мотивам. Эти напряженные отношения, как сообщается, привели к физическим нападениям на членов ПИВТ и утверждениям о том, что они, возможно, были выбраны как мишень во время беспорядков в тюрьмах, которые произошли в мае 2019. Хотя полные обстоятельства и детали беспорядков остаются неясными, не в последнюю очередь из-за отсутствия эффективного и прозрачного расследования, это вызывает серьезную озабоченность по поводу нынешней и будущей безопасности заключенных членов ПИВТ и других лиц, содержащихся на политически мотивированных основаниях.

Комитет по правам человека должен настоятельно призвать правительство Таджикистана:

Представить точную информацию о погибших в результате беспорядков в тюрьмах, обстоятельствах их смерти и обеспечить оперативное, эффективное и беспристрастное расследование обоих этих инцидентов, привлекая должностных лиц к ответственности за нарушения прав человека, в том числе за несоразмерное или чрезмерное применение боевых сил;

Немедленно принять очевидные меры для обеспечения безопасности заключенных членов Партии исламского возрождения Таджикистана (ИРПТ) и других лиц, содержащихся под стражей по политическим мотивам, включая рассмотрение вопроса об их освобождении, поскольку их заключение под стражу является нарушением мер защиты, предусмотренных Пактом, или, как минимум, их передачи под домашний арест.

Разрешить Международному Комитету Красного Креста (МККК) доступ к тюрьмам и местам содержания под стражей в Таджикистане.

Статья 7. Запрещение пыток

Таджикские власти продолжают пытать и жестоко обращаться с заключенными и содержать их в ужасных условиях. Например:

Во время визита 9 марта 2019 года находящийся в заключении политический активист и заместитель главы Партии исламского возрождения Таджикистана Махмадали Хайит показал своей жене Савриниссо Джурабекову травмы на лбу и животе, которые, по его словам, были результатами избиений тюремными чиновниками, чтобы наказать его за отказ записывать видео, осуждающие таджикских оппозиционеров за рубежом. Джурабекова рассказала, что ее муж сказал, что не получает адекватной медицинской помощи, и они оба боятся, что он может умереть в тюрьме в результате избиений. Хайит провел более трех лет в тюрьме и в настоящее время содержится в СИЗО № 1 в Душанбе.

В феврале 2019 года таджикские и российские официальные лица произвольно задержали и принудительно вернули в Таджикистан Шарофиддина Гадоева, мирного оппозиционного активиста, который посещал Москву, куда поехал из Нидерландов, где сейчас проживает. Российские и таджикские власти применили физическую силу, чтобы задержать его в Москве, посадили в самолет, избили в Москве и во время перелета в Таджикистан.33-летний Гадоев является членом оппозиционного Национального альянса Таджикистана и бывшим заместителем главы запрещенного оппозиционного политического движения «Группа 24».Пока он находился в Таджикистане, правительство выпустило серию сценированных видеороликов и фотографий, призванных показать, что он «добровольно” вернулся в Таджикистан.Например, 15 февраля 2019 года МВД Таджикистана объявило, что Гадоев сам прилетел из Москвы в Душанбе, чтобы «сдаться” властям в аэропорту и ответить перед законом за различные преступления.Каждый день после этого правительство показывало Гадоеву серию организованных видеозаписей и фотографий, где он встречался с матерью, сестрой и другими близкими.В видеороликах Гадоев заявлялт, что вернулся в Таджикистан по собственному желанию и осуждает других оппозиционеров.Родственники Гадоева и другие источники, расследующие дело, сообщили Human Rights Watch, что заявления Гадоева на камеру были сделаны под давлением физического и психологического давления.Активист был возвращен в марте 2019 года в Нидерланды после международной кампании.

В августе 2018 года Хьюман Райтс Вотч и другие правозащитные группы получили достоверные сообщения о том, что несколько заключенных членов ныне запрещенной оппозиционной Партии исламского возрождения Таджикистана (IRPT) подверглись пыткам, в том числе Рахматулло Раджаб, Махмадали Хайит и другие члены запрещенной политической партии.Четырнадцать членов партии были приговорены к длительным срокам тюремного заключения, начиная от 6-10 лет до пожизненного заключения в июне 2016 года после сомнительного судебного процесса.

В сентябре 2017 года таджикский адвокат по правам человека, член оппозиционной Социал-демократической партии Таджикистана Бузургмер Ёров был избит тюремными охранниками настолько сильно, что получил серьезные травмы, затрудняющие ему ходьбу.Ёров был арестован в сентябре 2015 года и приговорен к 28 годам лишения свободы за то, что взял на себя защиту лидеров политической оппозиции.В июне 2019 года рабочая группа ООН по произвольным задержаниям вынесла постановление о признании его задержания незаконным и потребовала его немедленного и безусловного освобождения.

Зайд Саидов, бизнесмен, политический оппозиционер и бывший государственный чиновник Таджикистана, инвалид с рождения, страдающий также тяжелым желудочно-кишечным расстройством, предположительно содержится в тюрьме под «строгим режимом”, который требует навязчивых «проверок” с охранниками каждые 2 часа.Он также не имеет доступа к пище или лекарствам, необходимым для лечения его состояния.Саидов был арестован в мае 2013 года после создания новой оппозиционной партии и отбывает 29-летний срок.
Комитет по правам человека должен настоятельно призвать правительство Таджикистана:

Представить информацию о любых мерах, принятых для обеспечения оперативного, эффективного и беспристрастного расследования всех случаев смерти в местах лишения свободы, а также всех утверждений о пытках и жестоком обращении и о том, привлекались ли когда-либо к ответственности за такие нарушения какие-либо лица;
Выполнение рекомендаций Специального докладчика ООН по вопросу о пытках по итогам его визитов в страну в 2012 и 2014 годах;
Публично признать масштабы и серьезность проблемы пыток в Таджикистане, провести тщательное расследование всех утверждений о пытках и привлечь к ответственности всех виновных.

Статья 9. Лишение свободы

Хотя в стране нет полного списка политзаключенных, местные активисты сообщают о сотнях лиц, заключенных по политически мотивированным обвинениям, причем более 150 из них с 2014 года находятся в тюрьме в течение последнего периода проверки соблюдения Таджикистаном МПГПП.

Среди основных целей преследований — члены Партии исламского возрождения Таджикистана (IRPT), ведущей оппозиционной партии страны до ареста ее высших руководителей в сентябре 2015 года, после чего власти объявили партию вне закона и объявили ее террористической организацией в октябре 2015 года.Другие целевые группы — активисты Группы 24, юристы, журналисты и мирные верующие.

Аресты в сентябре 2015 года включают более 14 высокопоставленных деятелей ПИВТ, в том числе первый заместитель председателяСаидумар Хусаини, заместитель председателяМахмадали Хайит, приговоренные к пожизненному заключению, помощник заместителя председателяРахматулло Раджаби другие лидеры партииСаттор Каримов, Киемиддини Азав и Абдукахори Давлат. Все они были обвинены без достоверных доказательств, в участии в предполагаемом перевороте, а затем приговорены на срок до 28 лет тюремного заключения после закрытого и несправедливого судебного разбирательства и утверждений, что они подвергались пыткам в предварительном заключении.Каримовбыл убит в результате тюремного бунта в тюрьме Вахдат, в результате которого всего погибли 29 заключенных и 3 охранника.

Власти также нацелились на другие политические группы, такие как мирноеполитическое движение «Группа 24”, члены которой призывали к демократическим реформам, и в результате были объявлены Верховным судом Таджикистана «экстремистскими».Среди них:

19 мая 2015 годаЭхсон Одинаев, член Группы 24 и Молодежь за возрождение Таджикистана и открытый критик таджикского правительства, покинул свою квартиру в России и с тех пор пропал без вести.Его семья считает, что таджикские власти насильственно похитили его, вернули в Таджикистан и держат там без связи с внешним миром или убили.

4 марта 2015 года Душанбинский суд приговорилУмеджона Салиховак 17 годам и шести месяцам лишения свободы по различным обвинениям в экстремизме.Он согласился вернуться в Таджикистан из России после того, как таджикские спецслужбы пригрозили преследовать его родственников в Таджикистане, и был задержан сразу же по прибытии в аэропорт Душанбе в октябре 2014 года.

14 марта 2015 года25-летний Фирдавс Мухиддинови20-летний Фарход Каримовбыли приговорены к 16 годам и шести месяцам лишения свободы по различным обвинениям в экстремизме.Каримов признался только в том, что у него на компьютере была «оскорбительная” фотография президента Рахмона.

13 октября 2015 годаШамсулло Рахимов, который присоединился к Группе 24, проживая в России, был приговорен к восьми с половиной годам лишения свободы по обвинению в участии в незаконных демонстрациях, призывах к «массовым беспорядкам” в Таджикистане и распространении фото- и видеоматериалов.

В октябре 2015 года Илхомиддин Алиевбыл приговорен к трем годам лишения свободы по обвинению в антиконституционной деятельности (Статья 307.3) за выражение поддержки Группы 24 в социальных сетях, а Илхомиддин Алланазаровбыл приговорен к трем годам лишения свободы за сотрудничество с Группой 24 на основании заявлений, сделанных им во время встреч.

Кроме того, в 2013 году бизнесмен и бывший правительственный чиновник, ставший оппозиционером, Зайд Сайдов, был приговорен к 29 годам лишения свободы по подозрительным обвинениям после того, как он попытался создать оппозиционную партию, под именем «Новый Таджикистан”.

В мае 2018 года рабочая группа ООН по произвольным задержаниям опубликовала заключение, признав задержание и заключение заместителя председателя IRPT МахмадалиХайита с сентября 2016 года нарушением Таджикистаном международных обязательств в области прав человека, и призвала к его немедленному освобождению. В июле 2018 года этот орган, Комитет ООН по правам человека, объявил продолжающееся тюремное заключение оппозиционера Зайда Саидова нарушениемПакта и призвал к его немедленному освобождению.

Адвокаты, защищавшие политические дела, также сталкиваются с преследованиями и суровыми тюремными сроками. В том числе:

В октябре 2016 года суд приговорил адвокатовБузургмехра ЁроваиНуриддина Махкамовак суровым приговорам соответственно 21 и 23 года лишения свободы после политически мотивированного судебного разбирательства в отместку за представление интересов политических оппонентов правительства и их готовность взяться за политически чувствительные дела.Другим видным юристам по правам человека угрожали смертью и сфабрикованными обвинениями.В июне 2019 года рабочая группа ООН по произвольным задержаниям вынесла заключение о том, что задержание таджикского адвоката по правам человека Бузургмехра Ёрова является нарушением международного права.ООН пришла к выводу, что обвинения против Ёрова были необоснованными и что мотивацией правительства было наказать его за защиту членов политической оппозиции.ООН призвала правительство Таджикистана освободить Ёрова.

Власти также задержали адвокатов Шухрата Кудратова (освобожден в августе 2018 года),Фахриддина Зокирова, Джамшеда Ёрова(освобожден в сентябре 2016 года и бежал из Таджикистана),Дилбара Дододжонову,а такжеФирузаиДалера Табарова, сыновей Исхока Табарова, другого известного адвоката.

Комитет по правам человека должен настоятельно призвать правительство Таджикистана:

Предоставить список задержанных лиц, которые связаны с оппозиционными политическими группами, в том числе с ПИВТ, Группой 24 и движением «Молодежь за возрождение Таджикистана”, политической партией Новый Таджикистан, а также адвокатов, арестованных и задержанных с 2014 года;

Реализовать мнение рабочей группы ООН по произвольным задержаниям Махмадали Хайита и собственное решение по Зайду Саидову, призвав к их немедленному освобождению;

Раскрыть местонахождение и / или судьбу насильственно исчезнувших лиц, включая Эхсона Одинаева, Нематулло Курбонова и Максуда Ибрагимова, и потребовать их немедленного освобождения.

Немедленно и безоговорочно освободить лиц, заключенных по политически мотивированным обвинениям;

Позволить Партии исламского возрождения, Группе 24 и другим мирным оппозиционным группам свободно действовать и осуществлять свободу собраний, ассоциаций, выражения мнений и вероисповедания в соответствии с международными нормами в области прав человека и Конституцией Таджикистана.

Статья 12- Свобода передвижения

Правительство также ввело запрет на поездки ближайших родственников, включая детей и внуков, активистов оппозиции.В течение нескольких лет власти отказывались разрешить Ибрагиму Хамзе Тиллозоде, 4-летнему внуку изгнанного лидера ПИВТ Мухиддина Кабири, покинуть страну, чтобы получить потенциально спасительное лечение рака яичек.Власти смягчились лищь в июле 2018 года после международного давления.

Аналогичная история произошла с Фатимой Давлятовой, 10-летней дочерью ссыльного активиста Шабнама Худойдодова, которую пограничники сняли с рейса 4 августа, когда она и ее родственники попытались покинуть страну, чтобы воссоединиться с матерью в Европе.После кампании в социальных сетях власти разрешили ей и ее родственникам покинуть Таджикистан 11 августа 2018 года.

Власти также преследовали родственников мирных диссидентов за рубежом.Активисты, базирующиеся во Франции, Германии и Польше, сообщили Human Rights Watch, что их родственников в Таджикистане регулярно посещают службы безопасности, которые оказывают на них давление, чтобы они осудили своих родственников, предоставили информацию об их местонахождении или деятельности и угрожали им тюремным заключением, если их родственники продолжат свою мирную оппозиционную работу.В сентябре 2018 года Душанбинский суд приговорил Раджабали Комилова, брата представителя ПИВТ в Германии, к десяти годам лишения свободы;считается, что дело было возбуждено с целью принудить его брата вернуться в страну.

Власти Таджикистана также преследовали инакомыслящих в изгнании и добивались их экстрадиции.

18 сентября 2018 года Белорусская миграционная полиция в Международном аэропорту Минск по запросу Таджикистана о выдаче задержала 43-летнего Парвиза Турсунова, популярного в прошлом профессионального таджикского футболиста, который играл в Премьер-лиге своей страны.Когда он жил и играл в футбол в Таджикистане в 2011 году, власти потребовали, чтобы Турсунов сбрил бороду, которую он носит как проявление своей религиозной веры.Когда он отказался, команда «Хайр» отчислил Турсунова. Власти назвали Турсунова за его бороду приверженцем «экстремистского» салафитского Ислама.Турсунов и его семья уже несколько лет жили за пределами Таджикистана. Когда в сентябре 2018 года они решили поехать в Европу через Беларусь, и он был задержан по обвинению в «публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности” по статье 307(1) (2) и «Организация экстремистского сообщества” Уголовного кодекса Таджикистана.Власти обычно ссылаются на статью 307 во время обвинений по политически мотивированным делам.Турсунов был освобожден в ноябре 2018 года.За последнее десятилетие Таджикистан фактически ввел запрет на ношение бороды мужчинами и хиджаба женщинами в рамках широкомасштабных репрессий против независимых мусульман, исповедующих Ислам вне строгого государственного контроля.

Согласно «красному уведомлению » Интерпола, выдвинутому правительством Таджикистана, 9 октября 2017 года в Международном аэропорту Афин на обратном пути после того, как он посетил конференцию по правам человека в Польше, греческие миграционные чиновники задержали активиста ПИВТ Мирзорахима Кузова.Кузов был задержан до 30 ноября.
16 февраля 2018 года полиция Стамбула задержала бизнесмена и члена ПИВТ Нумонджона Шарипова, бежавшего из Таджикистана в 2015 году. После 11-дневного задержания таджикские чиновники заставили его сесть на самолет до Душанбе. 20 февраля Шарипов появился на таджикском общественном телевидении, заявив, что его возвращение в страну было «добровольным».”

В марте 2018 года турецкая полиция также задержала председателя Группы 24 Сухроба Зафара и члена группы Насимжона Шарипова (не связанного с Нумонджоном Шариповым) в соответствии с запросом об экстрадиции со стороны таджикских властей. Суд в июле отпустил Шарипова. Сухроб Зафар был выпущен позже в сентябре 2018 года.
Комитет по правам человека должен:

Попросить правительство Таджикистана объяснить и обосновать меры, которые оно принимает для преследования таджикских активистов за рубежом, включая использование «красных уведомлений» Интерпола;

Призвать правительство Таджикистана положить конец всем репрессиям и преследованиям родственников активистов в изгнании;

Настоятельно призвать Таджикистан прекратить преследование активистов политической оппозиции, находящихся в изгнании, с использованием экстрадиции и отозвать оставшиеся запросы против них.

Статья 18 – Свобода религии и убеждений

Правительство Таджикистана резко ограничивает свободу религии или убеждений, запрещая некоторые формы одежды, включая хиджаб для женщин и длинные бороды для мужчин.

В августе 2018 года власти обвинили оппозиционного блогера Джунайдулло Худоёрова в якобы связях с салафитскими экстремистами. Его осудили на 5 лет тюрьмы.Салафитское течение Ислама официально запрещена в Таджикистане с 2011 года, и власти регулярно арестовывают людей за предполагаемое членство в салафитских группах.В августе 2018 года Таджикистан амнистировал семь салафитов, ранее экстрадированных из России, после того как они объявили о выходе из движения.

В 2018 году Министерство культуры опубликовало «Инструкцию порекомендованной одежде для девушек и женщин Таджикистана», в которой подробно” утверждены» стили одежды для женщин в возрасте от семи до семидесяти лет. Власти запретили кукол Барби в хиджабах, вместо этого продвигая «национальную одежду». Мужчины вопреки своей веры вынуждены брить бороды.

Комитет по правам человека должен настоятельно призвать правительство Таджикистана:

Привести свое законодательство в соответствие с международными обязательствами по уважению и защите свободы религии, включая устранение правовых и других ограничений на мирную религиозную практику и вероисповедание для всех конфессий

Пересмотреть ограничительный закон о религии 2009 года, закон о родительской ответственности 2011 года и другие соответствующие законы о религии.

Статья 19- Свобода выражения мнений

Власти упорно блокируют доступ к популярным социальным сетям и новостным сайтам, включая Facebook, YouTube и Radio Free Europe, и периодически сокращают доступ к мобильным телефонам и службам обмена сообщениями, когда в интернете появляются критические заявления о президенте, его семье или правительстве. За последние годы более 25 журналистов были вынуждены покинуть страну и жить в изгнании.

22 августа 2018 года Апелляционный суд Таджикистана отменил двенадцатилетний тюремный срок Хайрулло Мирсаидова, известного независимого журналиста, арестованного в декабре 2017 года после того, как он написал публичное письмо президенту Эмомали Рахмону, которое выявило коррупцию со стороны местных чиновников.Приговор Мирсаидову был заменен в апелляционном порядке штрафом в размере 80 000 сомони ($8 500) и одним годом общественных работ.Международная кампания # FreeKhayrullo ранее выдвинула его дело на первый план.

В августе 2018 года суд приговорил Умара Муродова к пяти с половиной годам лишения свободы за” оскорбление «президента Рахмона в социальной сети»Одноклассники».Осенью 2017 года поправка к закону предусматривала уголовную ответственность за » публичное оскорбление или клевету в отношении [президента], Основателя мира и национального единства, Лидера Нации.”

Кроме того, в августе 2018 года суд приговорил военнослужащего Национальной гвардии Бежана Ибрагимова к семи годам за «экстремизм” после того, как он якобы разместил фотографию флага исламской экстремистской группировки «Ансарулла» и якобы общался в интернете с бывшим одноклассником, который проживал в Сирии или Ираке.

Комитет по правам человека должен настоятельно призвать правительство Таджикистана:

Выполнение рекомендаций Специального докладчика ООН по вопросу о свободе выражения мнений по итогам его визита в 2016 году;

Снять ограничения на СМИ, в том числе требование от июля 2015 года, запрещающее СМИ сообщать новости о действиях и политике правительства без цитирования сообщений официального государственного информационного агентства» Ховар»;

Уважать свободу информации, в том числе в интернете, и терпимо относиться ко всем формам законных выступлений, включая критику правительства и его политики, и пересмотреть Уголовный кодекс, чтобы снять уголовные санкции за «оскорбление президента” или любых государственных должностных лиц.

Статья 26- Нет дискриминации

Лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры (ЛГБТИ) сталкиваются с глубоко укоренившейся гомофобией и дискриминацией в Таджикистане, хотя гомосексуализм не является уголовным преступлением.В октябре 2017 года власти объявили о создании специального реестра, включающего 367 «выявленных» членов ЛГБТИ-сообщества, после проведения правоохранительных операций под названием ”Мораль » и ”Чистка», якобы для защиты сексуальных меньшинств и прекращения распространения заболеваний, передающихся половым путем.Создание реестра подвергло сотни людей риску задержания и вымогательства со стороны полиции и серьезной социальной стигматизации.

Комитет по правам человека должен настоятельно призвать правительство Таджикистана:

Однозначно осудить все формы гомофобии и дискриминации в отношении представителей ЛГБТИ-сообщества и обеспечить принятие антидискриминационного законодательства, защищающего их гражданские права.

Немедленно распустить специальный реестр проверенных ЛГБТИ и прекратить правоохранительные операции, которые приводят к произвольным задержаниям, злоупотреблениям и вымогательству у членов ЛГБТИ-сообщества.

Ахбор

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*