Шарофиддин Гадоев: «Игра над религиозными чувствами с целью укрепления режима Эмомали Рахмона.»

В Республике Таджикистан на законодательном уровне могут принять закон или внести изменения и дополнения в действующий нормативный акт «Об упорядочении традиций, торжеств и обрядов в Республики Таджикистан», которого запретят женщинам республики входить во все учреждения, организации и предприятия страны, независимо от их форм собственности в головных уборах, а точнее в хиджабах, сатрах или в обычных платках.

Шарофиддин Гадоев
Шарофиддин Гадоев

По факту, такая практика запрета применяется уже на протяжении нескольких последних лет. К женщинам в строгих платках, прикрывающих шею и грудь, придираются при входе в медицинские и учебные учреждения, административные здания и даже на улицах, а представители органов внутренних дел насильно заставляют их перевязывать или снимать платки.

Данный законопроект и подобные действия со стороны так называемых «блюстителей порядка» противоречат Конституции и всем нормативным актам и нарушают основные права и свободы граждан республики.

На фоне всех существующих политических, экономических и социальных проблем в Таджикистане такой закон прямо повысит уровень недовольства населения страны и будет способствовать усилению настоящего исламского радикализма в республике.

Само по себе миф об угрозе исламского радикализма в республике и борьба против мнимого исламского экстремизма для режима Эмомали Рахмона являются излюбленными и до сих пор эффективными инструментами для подавления и устранения инакомыслящих и несогласных с его политикой. Рахмон придумывает разные комбинации для того, чтобы спровоцировать религиозные чувства граждан, прекрасно понимая, что такие провокации могут подталкивать религиозно чувствительных людей к крайним мерам. В этом и есть главная выгода Рахмона, то есть, создание факторов, раздражающих и возмущающих религиозные чувства людей и тем самым спровоцировать и создать собственными руками очаги возмущения, некую религиозную угрозу, против которой он борется. Известно, что Эмомали Рахмон уже много лет пугает своих партнеров нависшей угрозой исламизации и существования радикальных группировок в Таджикистане. Но уверен, что и сами партнеры прекрасно знают обстановку в Таджикистане и, конечно же, алармистскую позицию главы республики во взаимоотношениях с ними. Необходимо понимать, что страх исламского экстремизма, которым он манипулирует, помогает ему принимать антиконституционные законы и как бы узаконивает безальтернативность радикального воинствующего секуляризма режима Рахмона. Однако в реальности такая политика несет в себе огромные проблемы и опасности для Таджикистана и всего региона Центральной Азиии, поскольку ее результатом становится антирезультат. Сама политика Рахмона несет в себе угрозу провоцирования радикализации и религиозной нетерпимости обширных групп населения против радикализма и антиисламской нетерпимости властей. Именно воинствующий секуляризм является сегодня в Таджикистане источником всякого рода религиозного экстремизма и радикализма.

Закон, который Рахмон собирается принять, это еще одна очевидная провокация, которая имеет за собой несколько целей.

Во-первых, массовое обсуждение темы запрета ношения хиджабов, особенно среди политических оппонентов Рахмона, создаст видимость глубокой идеологической приверженность исламу, а излишняя эмоциональная защита нарушенных прав мусульманских женщин будет выглядеть как радикальное исламистское мышление. В результате, уязвленное в религиозных чувствах общество будет выставлено перед партнерами Рахмона как взбунтовавшиеся исламисты, доказывая таким образом наличие исламского радикализма и необходимостью борьбы с ней. Таким образом, Рахмон пытается убедить мировое сообщество в том, что помимо него не существует никакой демократической светской альтернативы, а все его оппоненты являются радикальными исламистами.

Рахмон

Во-вторых, на данный момент Рахмону крайне необходимо создать почву для вооруженного столкновения. Рахмон надеется, что принятие такого закона накалит ситуацию до нужного градуса и приведет к созданию радикальных группировок, готовых начать борьбу против него. Для Рахмона же в первую очередь нужна и удобна борьба с радикалами или вооруженными группировками: на фоне такой борьбы он укрепит свои позиции и повысит рейтинг борца за мир и спокойствие. А также, пользуясь случаем, Рахмон получит удобный повод для расправы над всеми оставшимися политическими оппонентами и несогласными. Если такие группировки не появятся сами, то он позаботится об их создании, финансировании и вооружении, как это было в 2010 году с ситуацией с Мулло Абдуллой и Али Бедаки. Тогда же спецслужбы Рахмона сами организовали появление Мулло Абдулло в Гарме, финансово и материально обеспечили его группу, вооружили и в нужный момент по команде Рахмона ликвидировали террористическую группу. Результат данной комбинации повысил рейтинг и авторитет Рахмона как борца с терроризмом. Об этом доблестно рассказывают по всем государственным каналам при любой возможности и без.

В-третьих, этим законопроектом Рахмон создает отвлекающий маневр, чтобы перенаправить внимание общественности с реальных экономических и социальных проблем страны: растущая безработица, обнищание населения, процветающая коррупция и кумовство среди чиновников всех уровней, растущий наркотрафик, безнаказанные насилия и убийства со стороны правоохранительных органов безоружных граждан, рейдерские захваты бизнеса со стороны членов семьи Рахмона и весь тот беспредел, что они творят в стране. Все эти основные проблемы остаются нерешенными, но новым запретом можно занять мысли людей новыми, искусственно созданными религиозными проблемами и вопросами их «мира и безопасности».

Очевидно, что такая игра имеет опасные последствия и может выйти из-под контроля. Тогда уже сложившейся ситуацией могут воспользоваться те силы, кому может быть на руку дестабилизация и радикализация ситуации, раскачивание Рахмоном лодки в Таджикистане и во всей Центральной Азии. Исходя из этого, партнеры Таджикистана, в частности Россия, Узбекистан, Кыргызстан, Казахстан, должны посмотреть на политику Рахмона с другой стороны, чтобы дать ей объективную оценку и предотвратить худшее развитие событий, грозящих серьезным кризисом во всем регионе.

Шарофиддин Гадоев
26.12.2018 г.

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*