Попытка ОБСЕ примирить официальный Душанбе с оппозицией провалилась

Заседание ОБСЕ по человеческому измерению в Варшаве началось со скандала. Замминистра иностранных дел Таджикистана Низомиддин Зохиди обвинил Партию исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) в терактах на территории страны. Накануне заседания официальный Душанбе через государственное агентство «Ховар» предупредил о возможности закрытия миссии ОБСЕ в республике, если в мероприятии примут участие представители ПИВТ. Такой шаг нанесет политический и имиджевый удар Таджикистану.

Таджикская оппозиция
Оппоненты таджикской власти объединились в Варшаве.

Власти Таджикистана не оставляют попытки убедить мировое сообщество в причастности ПИВТ к террористическим организациям и вернуть бежавших из страны оппозиционеров. Однако ОБСЕ, Интерпол и другие международные институты отказались признавать членов ПИВТ преступниками и назвали причины их преследования чисто политическими. Тем не менее глава правительственной делегации Низомиддин Зохиди заявил, что «участие ПИВТ в терактах на территории страны документально доказано». Он призвал не делить террористов на «своих» и «чужих». «В ответ представители оппозиции подняли плакаты с требованием «Свободу политзаключенным!», сообщил «НГ» один из участников заседания Мухамаджон Кабиров. По его словам, правительственная делегация приехала в Варшаву для того, чтобы в очередной раз обвинить ПИВТ в причастности к терроризму.

Напомним, что в прошлом году таджикские власти отказались от участия в конференции ОБСЕ. А в 2016 году правительственная делегация покинула зал заседаний после того, как сторонники оппозиции устроили «молчаливый протест» – вошли в зал заседания ОБСЕ в футболках с портретами «узников совести» в Таджикистане. В нынешнем году в Варшаву приехала внушительная официальная делегация. «Мы примем участие в совещании. Лично я намерен выступить по ситуации с национальными и религиозными меньшинствами, расскажу о движениях и партиях в нашей стране», – сказал журналистам замдиректора Центра стратегических исследований при президенте Республики Таджикистан Сайфулло Сафаров.

«Мы подняли вопрос о том, чтобы государства – члены ОБСЕ не использовали международные площадки, в том числе ОБСЕ, для расправы над оппозицией. ОБСЕ должна быть площадкой диалога, площадкой, на которой противоборствующие стороны могли бы найти точки соприкосновения и взаимопонимания. Это не место для конфликтов, для взаимных обвинений, а тем более не место для угроз и шантажа, с которыми власти Таджикистана выступают в адрес ОБСЕ», – сказал «НГ» лидер ПИВТ Мухиддин Кабири. По словам политика, власти необоснованно обвиняют ПИВТ в терактах, об этом все знают. Это политическая расправа.

Он также сообщил, что 9 сентября в Варшаве создали коалицию четыре оппозиционные группы. В Национальный альянс Таджикистана (НАТ) вошли ПИВТ, «Конгресс свободомыслящих Таджикистана», «Реформа и развитие Таджикистана» и «Конгресс мигрантов Центральной Азии». Но, как заметил Кабири, «двери коалиции открыты и для других политических групп». На вопрос «НГ», не станет ли коалиция, одна часть которой состоит из сторонников исламского пути, а другая – из сторонников светского, конфликтной изнутри, Кабири заверил, что по основным вопросам общий язык найден: Таджикистан должен быть светским, демократическим и правовым государством. «У нас есть опыт Объединенной таджикской оппозиции, когда в 90-е годы политические светские партии взаимодействовали с исламской довольно успешно. Этот опыт нам пригодится. Если разногласия и возникнут, то это будет техническое решение каких-то вопросов», – сказал Кабири.

«Дружить всегда лучше, чем ссориться, а единство ценнее разброда и шатания», – сказал «НГ» политолог Аркадий Дубнов. По его словам, объявление о создании НАТ можно только приветствовать. «Это свидетельство крайней степени разочарования значительной части таджиков характером правящего на их родине режима – тоталитарного и, по существу, семейного. Поэтому можно говорить, что в Таджикистане есть только одна политическая партия – семья. Если так, а серьезный аналитик вряд ли сможет оспорить это тривиальное заключение, то в члены только что объявленного оппозиционного альянса режиму Рахмона можно было бы записать всех таджиков, не имеющих отношения к его семье или не считающих саму свою жизнь результатом благодеяний президента», – отметил эксперт.

По мнению Дубнова, НАТ, к сожалению, пока не может претендовать на статус подобной широкообъединительной структуры. Его создали несколько весьма уважаемых таджикских политиков, интеллигентов, журналистов, общественных деятелей, живущих за пределами Таджикистана. В условиях тотального преследования таджикскими властями всех недовольных внутри страны невозможно себе представить, что найдутся сегодня таджики, которые отважатся открыто назвать себя участниками альянса.

«Поэтому, как представляется, создание альянса выглядит не более чем попыткой нескольких таджикских диссидентов, вынужденно проживающих вдали от родины, поддержать ПИВТ и ее лидера Мухиддина Кабири, подвергающихся травле в Таджикистане. Мотивы власти в Душанбе при этом понятны: они стремятся показать «городу и миру», что только режим Рахмона может защитить страну от разгула исламского экстремизма. Думаю, что в такой ситуации лидеры альянса должны настоятельно подчеркивать, что их целью является построение светского демократического Таджикистана, где не будет места пропаганде радикальных исламистских идей. Мы помним, к чему привела арабская весна… Времена 1980–1990-х годов позади, ситуация в мире драматически изменилась, и это надо учитывать», – подчеркнул Дубнов.

Виктория Панфилова

Независимая Газета

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*