Рахмон планирует теракты, убийства и похищения в Европе

Верить или нет офицеру ГКНБ Махмадали Расулову?

Темур ВаркиИтак, полковники из таджикских спецслужб бегут не только в ИГИЛ, но и в противоположный лагерь. До сих пор немало тех, кто считает бегство полковника Гулмурода Халимова, участника гражданской войны в Таджикистане на стороне Рахмона, приятеля сына Рахмона — мэра Душанбе Рустами Эмомали, командира спецназа МВД Таджикистана не куда-нибудь еще, а в Сирию — спецоперацией внедрения в ИГИЛ для борьбы с внутренней таджикской оппозицией. На днях Госдепартамент вновь, спустя год неведения, включил имя Гулмурода Халимова в список разыскиваемых.

Халимов, получавший повышение по службе и награды из рук Эмомали Рахмона, член партии власти — НДПТ Эмомали Рахмона, после бегства сделал заявление о несогласии с курсом главы государства, о том, что для него, мусульманина, больше невыносимо видеть, как Эмомали Рахмон и его силовые министры поступают с верующими, с исламскими ценностями и как терроризируют народ. Человек войны выбрал радикальные методы войны против режима, выбрал путь террора против террора, а не присоединился к остаткам разгромленной оппозиции, устранение которой дало Рахмону чувство вседозволенности и абсолютную власть.

Бегство полковника спецназа было протестом против несправедливости и чудовищной сути режима и должно было стать, если это не акт тайной игры, тревожным звонком для идеологов, исполнителей политики властей и самого главы режима. Однако, дальнейшие события показали, что ожидаемых уроков центр принятия решений там не сделал или извлекать не в состоянии.

Стронники политики тотального контроля и подавления свобод решили, что сбой в системе произошел по причине слабо закрученных гаек. Сталинский принцип коллективной ответственности и давление на близких Халимова привели к попытке бегства его братьев и племянников в Афганистан и внесудебной казни большинства группы безоружных при операции блокирования в Восейском районе Таджикистана. Что это, непрофессионализм или показательная средневековая жестокость в расчете на внутренного потребителя в уверенности, что за пределами «демократического правового государства» и «авангарда борьбы с терроризмом» этой дикости и ее диссонанса с афишей никто не заметит?

Тем не менее семена и всходы радикализации и ненависти, которые сеет нынешняя таджикская власть, мало заботят ее. Вот уже три года после таджикского «поджога Рейстага», который госпропаганда называет попыткой госпереворота замминистра обороны Абдухалима Назарзода, с последующим запретом ПИВТ и репрессиями в отношении ее руководства и активистов, не проходит и дня без обвинения со всех трибун в адрес этой оппозиционной партии и ее лидера Мухиддина Кабири во всех смертных грехах и неудачах власти.

После разгрома светской оппозиции, похищения в Москве и осуждения на 24 года в 2005 году лидера Демпартии Махмадрузи Искандарова, ПИВТ к 2015 году оставалась единственной оппозицонной силой, мешавшей операции «Преемник» по передаче власти Эмомали Рахмоном по наследству.

Осенью 2015 года не менее сотни членов ПИВТ, включая всю ее верхушку, после закрытых судов без адвокатов брошены в тюрьмы на сроки влоть до пожизненных. На 29 лет осужден и адвокат Бузугмехр Ёров, попытавшийся взяться за их защиту. Ранее на 29 лет по сфабрикованным обвинениям осужден политик и бизнесмен Зайд Саидов, попытавшийся создать центристскую светскую партию «Новый Таджикистан».

Однако террор Эмомали Рахмона в отношении граждан страны не ограничивается юрисдикцией и границами Таджикистана: Кулябом, Раштом и Бадахшаном.

После бегства, как стало известно, другого полковника, теперь уже ГКНБ — Махмадали Расулова в Европу, факты распространения террора в отношении инакомыслящих граждан Таджикистана за пределы страны получили подтверждение из уст сотрудника спецслужб.

Можно верить или не верить в искренность мотивов и целей заявившего о разрыве с ГКНБ его офицера Махмадали Расулова. Однако его откровения подтверждают, что таджикские власти давно перенесли террор на территорию других государств.

Вот неполный перечень фактов:

15 апреля 2005 года в Помосковье был похищен неизвестными и в октябре 2005 года был приговорен к 23 годам лишения свободы в Таджикистане лидер Демпартии Махмадрузи Искандаров.

20 января 2015 года в Москве после неудачного покушения пропал лидер молодежной организации «Возрождение Таджикистана» Максуд Ибрагимов, который позже обнаружился в подвалах ГКНБ и после пыток осужен в Таджикистане на 17 лет.

В апреле 2012 года в Подмосковье был похищен бизнесмен Низомхон Джураев, после обнаружившийся в Таджикистане. В октябре 2012 года в Волгограде похищен и исчез гражданин Таджикистана Абдулвоси Латипов.

В мае 2015 года в Санкт-Петербурге похищен гражданский активист Эхсон Одинаев. Душанбе до сих пор отрицает, что он подвергался пыткам в подвалах ГКНБ, и молчит о его судьбе.

5 марта 2015 года после ряда неудачных запросов МВД Таджикистана об экстрадиции из разных стран в Стамбуле застрелен лидер движения «Группа 24» Умарали Кувватов.

21 ноября 2017 года в Санкт-Петербурге похищен и осужден на 25 лет в Таджикистане один из бывших лидеров таджикской оппозиции Саид Киёмиддин Гозиев.

Вот уже полгода в Турции под арестом из-за запроса Душанбе об экстрадиции находится нынешний лидер «Группы 24» Сухроб Зафар.

Последние объективные данные свидетельствуют, что таджикские власти не оставляют попыток экстрадиции таджикских политических эмигрантов уже из стран Евросоюза. На днях в Польше по запросу Душанбе было задержано несколько членов ПИВТ и «Группы 24».

Если же верить заявлению офицера ГКНБ Махмадали Расулова, отказавшегося по его словам выполнять преступный приказ своего начальства по устранению лидера ПИВТ Мухиддина Кабири и других политических эмигрантов, Эмомали Рахмон не только не считается с юрисдикцией России, стран СНГ и Турции, берет в заложники и угрожает расправами родственникам оппонентов на родине, но и планирует перенести теракты, политические убийства и похищения своих оппонентов на территорию Европы.

Главные мотивы подобных действий — выставление оппозиции в виде пугала и угрозы терроризма и войны, удержание государственным террором граждан в страхе и повиновении, оправдание собственной политики террора при экономической разрухе и расцвете коррупции для сохранения «стабильности» и, наконец, передача власти по наследству. Безграничный страх потерять власть «демократически избранного» во время гражданской войны и далее в течение 24 лет диктатора толкает его на террор без границ.

Темур Варки, Франция
Форум свободомыслящих Таджикистана

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*