Бывший сотрудник ГКНБ рассказал как готовится убийство Мухиддина Кабири (ВИДЕО)

Я прекращаю работу в ГКНБ Таджикистана и не хочу участвовать в убийстве Мухиддина Кабири.

Makhmadali Rasulov Расулов Махмадали
Расулов Махмадали, офицер Государственного комитета национальной безопасности Таджикистана

Приветствую всех!
В связи с событиями в стране за последние несколько лет, я хочу высказать свое мнение в этом официальном заявлении и донести его до гражданского общества.
Сейчас я временно проживаю в одной из европейских стран.

Я, Расулов Махмадали, офицер Государственного комитета национальной безопасности Таджикистана (далее по тексту «Комитет» или «ГКНБТ»). Официально я начал работать в Комитете с 1997-го года.
Служил как оперативный сотрудник в нескольких центральных управлениях данного Комитета. С конца 2003-го и начала 2004-го официальную службу продолжил сначала в России, потом в некоторых европейских странах.

В 2015-м году, по секретному приказу руководства ГКНБТ, на территории Российской Федерации была создана неофициальная рабочая группа. По приказу, в эту группу вошли три офицера ГКНБТ, в том числе и я. Руководителем группы был назначен полковник Назаров. Третьим офицером был майор Абдурахимов. Офицеры этой группы — и Назаров, и Абдурахимов, работают в России неофициально. Я работал как общественный деятель, а они как представители торговых компаний.

С 2016-го года я несколько раз получил задание съездить в европейские страны. Целью поездок было оперативное изучение состояния оппозиционеров, особенно членов ПИВТ. С 2016-го по март 2018-го я 8 раз посетил европейские страны. В этих поездках я провел несколько оперативных мероприятий и запланированные операции.

В итоге нам удалось рассорить оппозиционные группы между собой, и создать альтернативную фракцию против ПИВТ. Я надеюсь, что те, кто наблюдает за оппозиционными группами через социальную сеть Facebook и СМИ, уже знают, что между ними возник раскол. Это результат работы ГКНБТ.

Я не буду рассказывать, как мы сеяли эту рознь, как и с кем говорили, кого завербовали, кого заинтересовали помогать ГКНБТ. Я хочу рассказать о двух случаях, о двух заданиях. Задания, которые были основными.

Задания, которые давались по специальному проекту до марта 2018-го года, были направлены на переговоры с оппозиционными группами с целью вернуть их в страну. В том числе с группой, которую мы признали радикальной и экстремистской.

Я сожалею, что этот проект не реализовался. В феврале этот проект был признан провальным и упразднен. Так решило руководство ГКНБТ, они не захотели, чтобы он был успешным. Это был проект мира.

Я еще раз напоминаю. Моими целями, когда я находился в Европе, были граждане Таджикистана, в том числе лидер ПИВТ Мухиддин Кабири, другие члены оппозиционных групп, в том числе Шарофиддин Гадоев, Шамсиддин Саидов, Равшани Темуриён, Темур Варки и другие.

В действительности во время пребывания в Европе, я несколько раз говорил с вышеуказанными лицами. Нескольким я передал предложение руководства вернуться. Я должен сказать, что они были согласны вернуться и ставили только одно условие. Они говорили, что, если власти освободят политических заключенных, мы все за сутки вернемся в Таджикистан.

Я должен сказать, что проект переговоров с оппозицией мы в действительности обсуждали с одним из оппозиционеров Равшани Темуриён. Мы хотели через Темуриён осуществить данный план. Но в конце мне было приказано говорить с самим Кабири, и встретиться с другими ключевыми членами ПИВТ и обсудить с ними план.

В то время, когда я был в Германии, встретился с посредником между нами и ПИВТ, Шарофиддином Гадоевым. Мы почти неделю вели переговоры.

Обстоятельства я доложил в Москву, Назарову. Назаров, в свою очередь, докладывал руководству Комитета. Руководство Комитета, не знаю почему, решили, что с Шарофиддином Гадоевым должен поговорить сам Ятимов (председатель ГКНБТ). Позже я узнал причину такого решения.

Во время разговора Ятимов предложил Гадоеву оставить оппозиционные группы. Он сказал Гадоеву: “Не присоединяйся к ним. Вернись, и я лично тебя приму. Я восстановлю твой бизнес и дам тебе другие привилегии и возможности.”

В действительности, Шарофиддин Гадоев на этой беседе хотел объяснить Ятимову обстоятельства и обсудит их с ним. Но был удивлен предложением Ятимова. Он сказал мне: “Почему вы говорили все это время о переговорах с ПИВТ? Ваше руководство говорит, что никаких переговоров с ПИВТ не будет, вернись сам, и другие ребята, которые не причастны к ПИВТ, могут вернуться.”

Вправду, я был обеспокоен результатом этого разговора с руководством ГКНБТ и вернулся в Москву.

В Москве меня принял мой руководитель, полковник Назаров. Мы создали три рабочие группы. На этом совещании начальник сказал, что тот проект о перемирии с ПИВТ и другими оппозиционными группами отменен. Есть новый проект. В новом проекте должна участвовать и наша группа.

Согласно новому проекту я должен был вернуться в Европу и работать над сбором точной информации. Целью нового проекта было убийство председателя Партии исламского возрождения, гражданина Республики Таджикистан, Мухиддина Кабири.

По словам полковника Назарова, в осуществлении проекта должны были участвовать и представители других силовых структур Таджикистана. Моей задачей по возвращению в Германию, было сближение с оппозиционерами, в том числе с Мухиддином Кабири. Я должен был определить место его проживания, места проживания детей и их передвижения. Какими путями куда едут, в какие города. В какие города ездит сам Кабири с рабочими визитами. Где едят, в какое кафе больше ходят, в какие здания ходят, в какой машине ездят. Всю эту информацию я должен был передать в центр.

Должен заявить, что куратором данного проекта является сам Ятимов. Нашей задачей было сбор информации. Для убийства Мухиддина Кабири, конечно же, в Европу должны были приехать специально обученные сотрудники.
Заверяю, что план покушения на Кабири и его убийство до сих пор существует и он должен осуществиться. И пока он не осуществится и не будет убит гражданин Республики Таджикистан, бывший депутат таджикского парламента и председатель ПИВТ Мухиддин Кабири, не успокоятся руководство ни ГКНБ ни руководство страны. Они будут изо всех сил стараться осуществить этот план.

Принимая во внимание сложившиеся ситуацию и политику ГКНБТ, начиная с сегодняшнего дня, я прекращаю работать в ГКНБТ и не хочу участвовать в убийстве гражданина моей страны, гражданина Таджикистана. Не хочу, чтобы повторился инцидент, случившийся с Умарали Кувватовым.

Я сторонник того, чтобы в Таджикистане была политическая стабильность и все оппозиционеры, все граждане Таджикистана, которые находятся за пределами страны, вернулись в свои дома, в свою страну.

Примечания:
• Телефонный разговор между председателем ГКНБ Таджикистана Саймумином Ятимовым и Шарофидинном Гадоевым состоялся 2 февраля 2018 года и длился около 40 минут.
• Задание по новому проекту по ликвидации Мухиддина Кабири было получено нашей группой в середине февраля 2018 года.

22 августа 2018г.
Махмадали Муродалиевич Расулов

 

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*