Шероз Комилов: “Я никогда не состоял в “Группе 24”

Один из активных комментаторов по российско-украинской теме в сети “Фейсбук”, выступающий под ником “Эмир Гурган-Мусави”, уроженец поселка Шахристан Согдийской области Шероз Комилов обратился к Радио Озоди, чтобы заявить, что не имеет ничего общего с запрещенным в РТ движением “Группа 24”.

Шероз Комилов

Его имя было включено в список более 1300 лиц, “имеющих причастность к преступлениям и терроризму”, опубликованного на сайте Национального банка Таджикистана в марте 2018 года.

Радио Озоди: — Недавно в общении по сети вы сказали, что хотели бы сделать официальное заявление и объявить, что не имеете отношения к оппозиционной «Группе 24». Если вы не член «двадцати четырех», то почему оказались в том списке? Вас с кем-то перепутали?

Шероз Комилов: — Правоохранительные органы Таджикистана неправомерно обвиняют меня в том, что я член «Группы 24» или иных оппозиционных движений. На самом деле это не так. Они строят свои обвинения на моем выступлении 29 сентября 2014 года на сцене театра «Стрела» в Екатеринбурге, где я стоял в одном ряду с представителями «Группы 24» и «Молодежи Таджикистана». Тогда организаторы встречи пригласили меня на выступление как представителя русскоязычных таджикистанцев.

В сети есть видео моего выступления, ничего радикального я не говорил, отметив общеизвестные проблемы страны: наркобизнес, торговлю людьми и коррупцию. Об этом все эксперты спокойно говорят, это ни для кого не секрет. Я выступал от себя самого, а не от какой-то группировки.

По тому выступлению против меня в РТ возбудили сразу три уголовных дела, в котором также фигурировали У.Кувватов, нынешнее руководство «Группы 24» и пропавший без вести Одинаев.

Естественно я имел контакты с ними. Это все было на уровне моего юношеского интереса к политике. Под их началом я никогда не работал и в состав этих организаций не входил.

Впоследствии я был задержан властями России и год отсидел в СИЗО-1 г. Екатеринбурга, ожидая возможной экстрадиции на родину. Этот «централ» считается одним из худших по своим условиям в России. Мне трудно описать весь тот ужас, что стоило пережить в этой тюрьме в нечеловеческих условиях и, если я в чем-то, по мнению таджикских властей и виноват, поверьте, я свое уже получил сполна. Генпрокуратура РФ отказала Таджикистану в выдаче меня, а миграционная служба предоставила убежище.
В конце июля 2016 года меня отравили, а после того, как врачи меня «откачали», местные силовики, чтобы не придавать политическую окраску этому покушению, поместили меня в психбольницу. Якобы, я пытался покончить жизнь самоубийством, что, естественно, было полным бредом.

В итоге при помощи международных правозащитных организаций я смог перебраться в Украину и получить убежище. Здесь я обрел новую дом, и скоро, дай Бог, получу гражданство. Продолжил здесь свою учебу, женился и обрел семью. Самое главное, за это время, после долгих поисков я обрел веру – Бахаи.

Моя вера запрещает мне участие в каких-либо политических движениях и политических играх. Я полностью потерял интерес к политике, потому что не хочу дискредитировать общину, принявшую меня в свои милостивые ряды.

Я хотел бы обратиться к руководству Таджикистана, чтобы они остановили травлю моих родственников, моей мамы. Родня давно не хочет общаться со мной и знать где я, чем живу. Местные органы по сей день наведываются к маме, угрожают ей, требуют убедить меня вернуться и «сдаться», чтобы я написал заявление на имя генерального прокурора о добровольном выходе из экстремистской группы.

Никто уже не в силах меня вернуть, я уже без пяти минут гражданин Украины. Но если «системе» нужно моё заявление, то через Радио Озоди я хочу официально заявить, что выхожу из всех групп, в которых я состою по их версии.

Повторюсь, я никогда не состоял в «Группе 24», но, если это нужно следователям, которые все равно считают меня их членом, тогда специально для них объявляю, что покинул эту группу.

Прошу Президента Таджикистана повлиять на силовиков страны, чтобы они закрыли незаконное уголовное дело в отношении меня. Я люблю свою Родину и хотел бы в будущем иметь возможность спокойно приезжать сюда, навещать родных, могилу своего дедушки, который заменил мне отца. Он всегда говорил, что «Родина начинается с семьи». Я чувствую, что предал интересы семьи, сделал опрометчивые шаги, которые пошли им во вред, что сам себе не могу простить.

Шероз Комилов

Радио Озоди: — Вы сказали, что имели определенное общение с покойным Кувватовым и другими руководителями «Группы 24». Интересно было бы знать ваше личное мнение о них.

Шероз Комилов: — Умарали Иззатович в простых, частных беседах производил впечатление грамотного, мудрого и доброго человека. Я, как человек, который вырос без отца, видя его отеческую заботу об окружающих, проникся к нему большой симпатией. И я не осуждаю его, это был его путь в жизни. То, что он тогда говорил окружающим, мне казалось истиной. Его гибель я воспринял как личную трагедию. Для меня погиб не лидер политического движения, а человек, который так мне импонировал…

Насколько я могу судить сейчас, при нынешних руководителях «Группа 24» превратилась в маргинальную, клерикальную организацию. Туда вошли некоторые откровенно невежественные люди, которые предлагают нереальные для Таджикистана идеи. Любой думающий человек понимает, что приход к власти таких «персонажей» ничего хорошего, кроме бед, стране принести не может.

Среди их членов все же есть довольно грамотные, умные люди, которые и держат «рейтинг» группы на плаву, но я не совсем понимаю их логику, мотивацию, зачем они все еще там. Впрочем, как я уже сказал, мне не интересна политика, и я могу лишь радоваться, что в прошлом мне хватило чутья не вступать в эту группу.

Радио Озоди: — Может следственные органы Таджикистана причисляют вас к «Группе 24», потому что сама организация вас таковым для себя считает или вас кто-то отметил в списках членов организации как «своего»? Как обычно формируются списки членов таких оппозиционных объединений?

Шероз Комилов: — Не исключено, но чаще всего сами «органы» включают нас в такое «членство». Например, пока в начале 2010-х годов я был в РФ, появилось одно движение под названием «БАС». Я заходил на их страницу и оставлял свое мнение под какими-то их статьями. Я был молод и горяч, как многие студенты, активно дискутировал на темы политики.

В первый раз, по возвращению домой, меня забрали в Уголовный розыск г. Худжанда и начали допрашивать по поводу «моего членства» в этом движении. Я и там не был никаким членом, но у наших органов уже были «списки», по которым меня к таковым причисляли. Раз что-то прокомментировал, значит, ты уже их сторонник.

Я объяснял, что априори не могу быть членом каких-то движений, так как с детства большой индивидуалист. Я мог что-то заявить, но строго от себя, а не потому, что состою в каких-то объединениях, партиях. Тогда, в первый раз, из-за сильного давления, мне пришлось бросить учебу в местном ВУЗе и уехать в РФ. Позже случилось то «выступление 29 сентября», после которого на мне окончательно поставили штамп «врага» и отрезали путь домой.

Такие оппозиционные движения, как «Группа 24» из-за угрозы быть рассекреченными, как правило, никаких списков членов не ведут. Следственные органы просто мониторят социальные сети, выискивают разные комментарии под их публикациями, и делают свои выводы, что, значит, это их член или сторонник.

Радио Озоди: — Как вы стали Бахаи? Почему именно эта религия?

Шероз Комилов: — После мучений в СИЗО я был очень злой на тех, кто меня туда поместил. Я жаждал революций, стал читать много литературы об этом. Я был одержим местью и однажды рассказал другу об этой злости, отравлявшей меня изнутри. Он посоветовал мне прочесть историю жизни пророка Бахауллы и его сына Абдул-Баха.

Бахауллу, власти Персии подвергли жесточайшим наказаниям, он вместе с сыном провели 40 лет в ссылках и тюрьмах, но ни разу не заикнулись о революции и протестах. Я углубился в изучении этой религии и понял, что это именно то, что искала моя душа. Вначале было тяжело отказаться от мести, в моем сознании происходило жесткое столкновение старых установок с новыми. Я сделал шаг вперед и пришел в общину Бахаи в Екатеринбурге, а когда прочел книгу Китаб-и-Иган, окончательно обрел смирение.

Согласно нашей религии, в рамках существующей мировой системы, невозможно избавиться от страдания народов и тирании. Только когда всё человечество придёт к всеобщему объединению, лишь тогда можно будет говорить о благоденствии. Благодаря религии, я перестал смотреть на мир через призму одной своей страны, а стал смотреть на мир глобально, ибо для нас планета Земля — это одна страна, а всё человечество — её граждане. 12 апреля 2016 года я провозгласил себя Бахаи и сейчас могу сказать словами Абдул-Баха: «Служение человечеству — моя вечная религия».

Радио Озоди

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*