Анвар Кувватов: Убийц Умарали мы знаем поименно

Umarali

«Я успокоюсь только тогда, когда убийцы Умарали и заказчики этого теракта будут наказаны. Мы уже знаем имя и должность исполнителя, а также маршрут, по которому он добирался из Стамбула в Таджикистан. Как говорит Всевышний, «все тайное когда-нибудь становится явным».

Брат лидера «Группы 24» Умарали Кувватова – Анвар Кувватов, находящийся в эмиграции в Европе, стал недавно одним из основателей нового политического движения, названного «Реформы и развитие Таджикистана».

Почему Анвар Кувватов в свое время ушел из милиции? Почему не примкнул к «Группе 24», созданный его братом? Какую должность он занимает в движении «Реформы и развитие Таджикистана»? И каким он видит альтернативный путь развития страны?

На эти вопросы он отвечает в эксклюзивном интервью сайту «Ахбор»:

— Господин Кувватов, так как вы являетесь братом основателя «Группы 24» Умарали Кувватова, прежде всего хотелось бы поговорить о вашей семье. О ней ходит много слухов, один из которых гласит, что вы все эмигрировали в Европу. Итак, начнем с того сколько у вас братьев и сестер, и где они находятся?

— Не думаю, что слухи обо мне и моих родственниках так уж важны, но, раз вы спросили, я отвечу. Мы обычная таджикская семья, проживавшая в Душанбе. Наш почтенный отец был врачом, участником Великой Отечественной войны. Ныне покойный, он всю жизнь посвятил служению людям. Мы – четыре сестры и два брата – были детьми, когда мать и отец покинули нас. Они скончались, когда мне, старшему сыну, было 14 лет, а Умарали – 9. Жизнь была тяжкой. Мы выросли в детском доме. В начале 80-х я начал работать, получать зарплату. Обзавелись семьями, завели хозяйство. Слава Всевышнему, как и у всех таджиков, у нас было много родственников. Хотя сегодня, благодаря действиям наших правителей, которые видят для себя опасность в родственных отношениях и стремятся разжечь среди них вражду, все-таки «плоть не отделить от костей», и вольно или невольно поддержка родных все же имеет место. После покушения на Умарали, я и моя сестра были вынуждены эмигрировать в Европу. Две другие сестры живут на Родине своей жизнью. На долю моих родных выпало много напастей, но я уповаю на мудрость Всевышнего.

— Другие родственники занимаются, подобно вам, политической деятельностью?

— Нет, политикой занимался только Умарали, причем задолго до того, как это стало известно. Все его близкие друзья хорошо знают об этом. Я, как брат, находился рядом с ним, но в политические дела не вмешивался. Думал, что политика не для меня. Занимался своими делами, коммерцией. Покойный (Умарали – прим. ред.) обладал обширными знаниями в этой сфере и всегда давал хорошие советы. Не только мне, но и всем, кто обращался за помощью. У него было большое и отзывчивое сердце. Мы работали сообща, постоянно советовались друг с другом. Я гордился и всегда буду им гордиться. Он был очень достойным человеком. Пожертвовал собой для достижения великой цели. Ни одна партия или личность за последние 10-15 лет не смогли, как он, привлечь наш народ, особенно молодежь, к политической борьбе. Если бы он выжил после того покушения в марте 2015 года, мы бы сейчас жили в совершенно другом Таджикистане с истинно народным правительством. Парни, которые были подле него в последние дни, говорили, что он весь прямо светился. До такой степени был целомудренной и чистой личностью. Сравните его тогдашние фотографии с более ранними. Он ушел из жизни молодым, но его дело до сих пор продолжается. Как продолжаются заветы Шириншо Шотемура, Тохира Абдуджаббора, Зайда Саидова и десятков других людей, посвятивших жизнь нашему народу. Иногда я думаю, что если бы наш покойный отец был сейчас жив, то он благословил бы его на это.

— Почему покинули Таджикистан, ведь вы, как мне удалось узнать, начинали свою трудовую деятельность в военных структурах?

— Все верно. Получив аттестат о среднем образовании, я поступил в школу милиции в Душанбе, закончив которую продолжил обучение в Высшей милицейской школе Ташкента. В те времена правительство заботилось о детях-сиротах и создавало для них все условия. С 1982 по 1993 я работал в районе Исмоили Сомони города Душанбе, сначала простым милиционером, потом следователем. У меня есть звание майора милиции.

— Почему вы ушли с работы в милиции?

— Из-за царившей в те годы несправедливости. В 80-х милиция честно выполняла свои обязанности и пользовалась уважением в обществе. Даже был лозунг: «Моя милиция меня бережет». Служить в ней было предметом гордости для молодого человека. Со сменой правительства в ряды милиции просочились люди без образования, культуры и воспитания. Их главной целью было получение прибыли для чревоугодничества и содержания своих любовниц, даже путем ограбления простых людей. Сверху до низу. Я сказал, что такое место не по мне. Если не ошибаюсь, это было в 1994 году. Выбор был один из двух: или уехать в Россию, или остаться и заняться бизнесом. Тогда у меня не было достаточного начального капитала, поэтому сперва занялся мелкой коммерцией. От торговли овощами и фруктами до бензина. С помощью Всевышнего, как в народе говорят «немного поднялся». Появилась возможность развить свой бизнес. Всем в Таджикистане известно, что развитие предпринимательской деятельности, как мелкой, так и крупной, имеет свои сложности. Если простых торговцев на рынках обирают контролеры (работники рынка, ежедневно выдающие разрешительные чеки на торговлю – прим. ред.) и милиционеры, то средних предпринимателей поглощают более крупные акулы в море бизнеса. На рынке Таджикистана есть много неписанных правил, но он как-то продолжал функционировать долгие годы. Тогда не было монопольных групп, забиравших все в свои руки. Это сейчас продажей от ГСМ до мяса, птицы, бананов и природного газа занимаются монополии. Обстоятельства сложились так, что в 2003 году я уехал в Россию, где до 2007 года успешно занимался строительным бизнесом. Бизнес был небольшой, но приносил постоянный доход. С его помощью я мог обеспечить свою семью, все зарабатывал честным трудом. В 2007 году я вернулся на родину, где стал работать в компании «Тоджирон».

До 2010 года я работал в этой компании, потом в городе Ош (Кыргызстан) учредил фирму «Gold Tour Trans», которая занималась торговлей ГСМ. Бизнес был успешным, но долго не продлился. В августе 2012 года началось давление со стороны правоохранительных органов Таджикистана и Кыргызстана. Стало известно, что мой бизнес захотел прибрать к рукам зять президента РТ Шамсулло Сохибов. Мы пытались сопротивляться, но не вышло…

Опасаясь тюремного заключения, я выехал за рубеж, где узнал, что мою компанию переписали на имя сестры Сохибова – Олихамох. Так мой бизнес и закончился. После выступлений Ходжи Умарали усилилось давление и угроза для нашей семьи. Я и моя сестра были вынуждены просить политического убежища в Европе. Однако это было непростым делом, пришлось ждать несколько месяцев, пока мы добились своей цели. Сейчас, после основания движения «Реформы и развитие Таджикистана», мы заняты разработкой новой тактики и стратегии ведения политической борьбы. Результаты вы сможете увидеть, когда настанет время.

— Следующий вопрос, который я хотел бы задать, о том, почему вы не примкнули к «Группе 24», основанной вашим братом Умарали, а предпочли войти в ряды движения «Реформы и развитие Таджикистана»? Какую должность вы там занимаете?

— Я не примкнул к этому новому движению, так как являюсь одним из его соучредителей. Мы создали его сообща. Погибший Ходжи Умарали, когда создавал свою организацию, возлагал надежды на молодежь. Он хотел, чтобы эти молодые и трудолюбивые люди были политически грамотными, профессиональными, образованными и служили национальным и государственным интересам. Народного государства, а не отдельных родовых кланов. После покушения на Ходжи Умарали, группа распалась на две части, обществу это известно. По какой причине произошел распад – это другая тема. Но я и Шарофиддин Гадоев придерживаемся мнения, что раскол не красит ничью репутацию. Он не приближает нас к достижению цели, поэтому будет разумно, чтобы каждый выбрал свой собственный путь. Мы полагаемся на людей, повидавших жизнь, профессионалов, но и молодежь разделяет нашу точку зрения. Время покажет, кто и насколько останется преданным заветам основателя «Группы 24». Я надеюсь, что все сторонники и единомышленники Умарали, продолжат бороться. Они должны ее продолжить со своей стратегией и тактикой. В составе группы или без нее. Даже один человек может добиться успеха, если он предан своему делу. Мы объединились, чтобы делать его сообща, и у нас есть конкретная программа.

— Что за программа и каковы цели создания нового движения?

— Целью нашего движения является борьба с авторитарным режимом и противостояние клановому правительству. Борьба исключительно в рамках Конституции Таджикистана на благо народа. Суд, прокуратуру, парламент, независимые СМИ в Таджикистане уже отменили, теперь хотят изменить конституционный строй в интересах одной семьи. Мы не допустим, чтобы Конституция РТ была попрана. Мировая цивилизация не приемлет клановое правительство, и большинство таджикского народа против него. Хватит кормить людей сказками о скором всеобщем благоденствии. Благодаря современным технологиям, народ в курсе всех мировых событий, даже домохозяйки Куляба и Гарма проводят время в интернете. Одно видео оппозиционеров просматривают 1,5-2 миллиона человек. По меньшей мере один миллион человек из двух миллионов трудовых мигрантов осознают, к чему все идет? Мы поэтапно доводим до людей нашу рабочую программу. До выборов 2020 года мы намерены постепенно предать гласности все источники влияния и богатства наших правителей.

Потом увидим, какими глазами на них станут смотреть во время встреч с народом. Это результат игры с исламской религией и чувствами мусульман. Люди видят в интернете, как министр образования, академик, заявляющий, что написал кучу научных трудов на иностранных языках, с трудом говорит на русском. Люди видят, как чей-то сват сосет прибыль из сотовых операторов. Люди видят, как министр культуры регламентирует одежду и обувь наших девушек. И все от имени правительства и государства.

С 1997 года по настоящее время для одного человека возвели 19 дворцов, но этого оказалось недостаточно, и вот теперь началось строительство его личного дворца на территории 10 гектаров стоимостью 130 млн долларов рядом с кинотеатром «8 марта». Мы все это доводим до сведения народа. Мы рассказываем, как чей-то зять монопольно владеет выдачей водительских удостоверений, цена которых выросла до 700 долларов, или проведением медосмотров в 600 поликлиниках страны. Другой зять контролирует все рынки Таджикистана, 9 из 11 банков РТ принадлежат одной семье, а люди годами не могут забрать оттуда вложенные ими деньги.

Наконец, мы делаем все возможное, чтобы сменить правительство и начать реформы.

Развитие невозможно без серьезных реформ. А реформы невозможны без смены правительства. В этом спасение нации и государства в целом. Для подготовки нашей программы мы вели долгие переговоры. Начиная с депутатов Европарламента в Брюсселе, Берлине и Варшаве, заканчивая экспертами в Душанбе, Худжанде и Кулябе. Настала пора реформ. Это понимают от 30 до 70 процентов сотрудников государственных структур. Вы, журналисты, проведите один день рядом с 3-4 лидерами оппозиционных движений, послушайте, о чем они говорят с людьми в Таджикистане и России. Народ жаждет реформ сильнее нас. Если мы усилим давление на правительство, оно тоже изменится.

— Принимая во внимание, что в прошлом вы были предпринимателем, хочу спросить, есть ли у экономики Таджикистана альтернативный путь развития, и если есть, то какой?

— Во-первых, все в мировой экономической политике имеет альтернативу. Это подтверждает история десятков стран, народы которых процветают. Примеры у нас перед глазами. Разве у нас не было альтернативы начать строительство Рогунской ГЭС в 2001 году? Была, но не было политической воли. В то время оба агрегата станции находились в городе Вахдат и в бюджете были необходимые 100 миллионов, но эти средства истратили на возведение дворцов.

Хасан Асадуллозода для своих целей, а Ходжи Умарали – для своих, пытались договориться с Узбекистаном и Кыргызстаном об открытии торговых путей, но главы «самаркандского» клана воспрепятствовали этому. Теперь стало ясно, что альтернатива этому была.

Генеральная прокуратура Узбекистана раскрыла факт перевода на счета совместной оффшорной компании главы «Узбекских железных дорог» и одного грузина 1 млрд долларов в течение 10 лет. Если не ошибаюсь, с каждой тонны алюминия по 48 долларов США. Мы нашли адрес и фото этого грузина. Этот миллиард разве не составляет половину стоимости стройки Рогуна? Это не было альтернативой? Было! Разве кто-то ответил по закону за упущенную возможность? Нет.

Ходжи Умарали отправлял меня в Китай, Шарофиддина Гадоева в Афганистан, других ребят в Пакистан, сам вел переговоры с жителями Бадахшана, чтобы наладить переправку товаров афганских бизнесменов из Урумчи по новому маршруту Каракарум-Ишкашим-Файзабад-Кабул. Чтобы Таджикистан стал транзитной страной. Прибыль афганцев с каждой машины составила бы 1500-2000 долларов, транспортных компаний – 500-800. Всего в год перевозилось бы 70-90 тысяч контейнеров. Прибыль наших транспортников равнялась бы 35 млн долларов в год, и это по ценам 2009 года. Президент Пакистана Асиф Али Зардари очень заинтересовался этим предложением и приезжал в РТ для его обсуждения. Эту альтернативу тоже упустили. Почему? Потому что у нас безальтернативный правитель. Он не хочет знать или понять, что развитие Бадахшана – это развитие всего народа. Этот маршрут можно открыть в течение месяца, и тысячи тонн продукции Пакистана потекут в Бадахшан, что приведет к снижению цен.

Бизнесмен Бехзод Файзуллаев хотел сделать Таджикистан интернет-провайдером всего Афганистана вместо портального узла Центральной Азии. И чем все закончилось? Пришел Бек Сабур, стал сватом президента, и компанию «Вавилон», принадлежащую Файзуллаеву, оштрафовали на 60 млн долларов.

Проекты Зайда Саидова разве не были альтернативами? Он хотел, чтобы в Таджикистане добывалось 3-5 тонн золота ежегодно, чтобы у нас появилось 100 тысяч своих ювелиров. Теперь Зайд Саидов сидит в тюрьме, рынком золота в РТ владеет одна женщина, а жители страны покупают невестам на свадьбы некачественные турецкие драгоценности.

Возможностей много, политическая обстановка не та.

— Многие придерживаются мнения, что без разницы, кто будет у власти, нынешнее правительство или какое-то другое – экономическая ситуация в Таджикистане сильно не изменится. То есть люди так и будут вынуждены ехать в трудовую миграцию, чтобы прокормить свои семьи, на высокие посты продолжат назначать только родственников, не прекратится коррупция, приток больших инвестиций в страну останется невозможным… Что вы думаете об этом?

— Да, есть такие мнения, но они безосновательны. Даже существует оскорбительное высказывание, что таджики якобы не способны поднять свой уровень жизни до казахов, арабов, русских, немцев или турок. Это не так. Образованные люди знают, что это одна из сказок правительства. Так же говорили про Ислама Каримова и Узбекистан. Мирзиёев доказал, что это неверно. Когда кучка избранных монопольно владеет всеми доходными сферами бизнеса и занимается распродажей должностей, конечно страдает экономика и политика, люди едут в трудовую миграцию, где их называют «Равшанами и Джамшудами».

Я думаю, что все это самообман. Люди должны понять, что такая экономическая ситуация – это болезнь, которую надо лечить, или пациент умрет. Я сын врача. Без диагноза лечение невозможно. Поэтому сначала надо определить в каком состоянии находится страна.

— Каждый покинувший Родину, несомненно всегда мечтает вернуться, а что насчет вас? В качестве кого вы бы хотели вернуться в Таджикистан?

— Я воспитан законопослушным человеком, и верховенство закона главное для меня. Да, я уехал из Таджикистана, но Таджикистан всегда остается внутри меня, в моей крови. Я люблю свою Родину, как и каждый таджик. Надеюсь, что настанет день, когда в Таджикистане повеет ветер перемен, как в соседних Узбекистане и Кыргызстане. Будут созданы условия для нормальной жизни и работы простых людей. Установится верховенство закона. Я тружусь, чтобы этот день быстрей настал. Никто не приедет из Китая или арабских стран налаживать нашу жизнь, мы должны сделать это сами. Верю, что жизнь в Таджикистане станет лучше, чем в других постсоветских странах, потому что наш народ умен и трудолюбив. Вода и земля в Таджикистане очень плодородны. Все прошлые неудачи закончатся.

Новое правительство будет состоять хоть из таджикских Мирзиёевых, хоть из самых знающих оппозиционеров. Никто не станет делить людей по месту их рождения или подсчитывать сколько у него детей, сватов и прочих родственников. Природные ресурсы перейдут в распоряжение народа. Когда мы претворим в жизнь эти критерии, Таджикистан станет свободным и процветающим не только на экранах телевизоров. Каждый найдет себе работу в родном Отечестве. Человеку ведь что нужно? Хорошая работа, достойная зарплата, комфортный отдых. Тогда в Таджикистан вернусь не только я, но и все таджики, находящиеся на чужбине. И этот день не так уж далек.

Я успокоюсь только тогда, когда убийцы Умарали и заказчики этого теракта будут наказаны. Мы работаем в этом направлении и уже знаем имя и должность исполнителя, а также маршрут, по которому он добирался из Стамбула в Таджикистан. Рано или поздно результаты расследования турецкой полиции и журналистов будут опубликованы, и народ узнает имя заказчика убийства, богатого любителя поэзии, разъезжающего на «Лексусе». Как говорит Всевышний «Все тайное когда-нибудь становится явным» (найдете этот стих в Коране).

Ахбор

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*