Надоело вкалывать. Мигранты оставляют тяжелую работу россиянам

migrom1
Фото: Фергана

В Высшей школе экономики в Москве 26-27 октября проходила международная конференция «Миграция: новые тенденции и направления». В рамках конференции заведующий сектором изучения миграционных и интеграционных процессов Института социологии РАН Владимир Мукомель и замдиректора Института демографии НИУ ВШЭ Михаил Денисенко представили результаты социологических обследований миграции, проведенных в 2011 и 2017 годах.

Согласно данным ФМС, более половины мигрантов, а именно — 58 процентов, приезжает в Россию из стран Центральной Азии. 27 процентов от общего числа всех мигрантов прибывает из Узбекистана, 18 — из Таджикистана и 13 — из Кыргызстана.

— Несмотря на то, что доминируют выходцы из центральноазиатских государств, примерно 11 процентов от всех мигрантов — этнические русские, — говорит Владимир Мукомель. — В большинстве своем они прибывают из Украины и Молдовы, но в том или ином количестве присутствуют в потоках из всех бывших союзных республик. Если говорить о 2017 годе, среди мигрантов доминируют молодые мужчины. Любопытно, что как в 2011, так и в 2017 годах среди мигрантов обоего пола было много разведенных и вдовых. В наибольшей мере это касается женщин из Молдовы и Украины — таких среди них почти 20 процентов. Если говорить об уровне образования, то тут лучше всего ситуация обстоит с мигрантами из европейской части ближнего зарубежья и Кавказского региона (исключая Азербайджан), хуже — из Центральной Азии и Азербайджана.

Реклама

По данным исследователей, постоянно работают лишь 84 процента мигрантов. 9 процентов временно не работают, однако ищут работу, 4 процента не работают и не ищут работу. Оставшиеся несколько процентов составляют учащиеся, пенсионеры и домохозяйки.

Среди тех, кто ищет работу, много молодых людей от 25 до 34 лет. В основном это молодежь из Таджикистана и Узбекистана.

Всем выйти из тени!

— Судя по всему, в последнее время идет диверсификация видов экономической деятельности, — говорит Владимир Мукомель. — В частности, мигранты уходят из строительства и оптовой торговли — эти сферы больше всего подвержены экономической конъюнктуре, на них явно отражаются кризисные явления в государстве. Мигранты переходят в сферу услуг, будь то социальные, коммунальные или индивидуальные услуги, а также в сферу домашнего хозяйства. Особенно любопытно, что мигранты покидают плохо оплачиваемые и тяжелые работы, которые традиционно считались зоной их трудовой активности. Как следствие, доля неквалифицированных работников среди мигрантов в этом году немного сократилась. Зато растет доля квалифицированных рабочих, а также работников сферы обслуживания и торговли. Увеличивается доля занятых в сферах, не относящихся к физическому труду. Несмотря на эти тенденции, до сих пор большинство мигрантов заняты на неквалифицированных работах и в торговле. Девять десятых из них — рядовые исполнители, которым не доверяют никаких руководящих ролей. И это несмотря на то, что многие приезжие имеют опыт квалифицированной работы на родине. Однако здесь, в России, их ставят на места, на которых они не могут реализовать свою квалификацию и трудовые навыки.

Владимир Мукомель
Владимир Мукомель. Фото: Фергана

Как показывают исследования, большинство мигрантов сейчас работает на разного рода малых предприятиях. На предприятиях численностью до десяти человек занято 40 процентов мигрантов, от десяти до пятидесяти — еще 35 процентов.

По данным экспертов, чуть менее трети приезжих не имеют законных оснований для работы в России. Чаще всего это мигранты, так или иначе занятые в домашних хозяйствах. В то же время количество мигрантов — легальных работников коммунального хозяйства — в последнее время резко возросло. Вероятно, это связано с тем, что предприятиям коммуналки проще и безопаснее стало устраивать приезжих на работу официально.

— Есть прямая взаимосвязь между законной занятостью и неформальной, — отмечает Владимир Мукомель. — Неформальная занятость — это обычно работа на основе устных договоренностей, когда работник на свой страх и риск не оформляет отношения с работодателем официально. Так чаще всего действуют мигранты из Молдовы и Азербайджана.

— Любопытно, что наши граждане в этом вопросе солидарны с мигрантами, — добавляет Михаил Денисенко. — Доля занятых в неформальной трудовой зоне россиян составляет более 30 процентов. Очевидно, это связано с теневым сектором бизнеса, который занимает в российской экономике существенный объем. Этот теневой сектор постоянно подпитывают мигранты. Приезжая в Россию, они устраиваются на небольшие предприятия и работают неофициально — без договоров и оформления. При этом их зарплата оказывается не сильно ниже, чем у российских граждан, и, согласно нашему исследованию, составляет в среднем 30,1 тысячи рублей. Однако радоваться за мигрантов рано, потому что в неделю они вырабатывают гораздо больше законной нормы — в среднем пятьдесят девять часов.

Интересно отметить, что у мигрантов из Белоруссии (они появились в обследовании в 2017 году) зарплата выше, чем у трудовых мигрантов из других стран. Очевидно, поэтому белорусам принадлежит и первенство по части переводимых ими из России денег. Средний размер их перевода — почти 17 тысяч рублей. При этом средний размер перевода мигрантов из других стран — 13,4 тысячи рублей. Разница для мигрантов ощутимая.

— Особенно активно переводят деньги приезжие из Таджикистана, Узбекистана, Белоруссии и Киргизии, — уточняет Денисенко. — С одной стороны, это связано с тем, что оставшиеся в странах исхода семьи целиком зависят от кормильцев-мигрантов, с другой — большинство мигрантов из этих стран не хотят обосновываться в России надолго и собираются вернуться на родину.

Будем дружить детьми

Отдельный вопрос — как на приезжих повлияли появившиеся в 2015 году требования получения полиса добровольного медицинского страхования, а также сдачи экзамена по русскому языку, основам законодательства и истории России.

Михаил Денисенко
Михаил Денисенко. Фото: Фергана

— Наблюдается некоторое увеличение доли тех, кто активнее пользуется русским языком дома и на работе, — рассказывает Михаил Денисенко. — Вообще, как мы видим, сфера деятельности мигрантов трансформируется, здесь становится меньше тех, кто не работал в России и хуже знает русский язык. Хотя число приезжих, считающих, что им надо изучать русский, почти не изменилось. На языковую проблему влияет и смена поколений. Молодые мигранты из Центральной Азии слабо владеют русским языком. Больше половины из них считает, что русский язык им учить все-таки необходимо. Однако плохо то, что сам экзамен по русскому имеет формальный характер и на реальное знание языка почти не влияет. Не говоря уже о том, что у мигрантов часто просто нет ни времени, ни сил изучать русский язык. Большинство из них готово тратить на изучение языка не больше двух часов в неделю. Правда, дети мигрантов русский язык знают лучше, чем раньше; среди них почти половина — билингвы, то есть в равной степени владеют как родным языком, так и русским. Можно предположить, что ситуация с языком улучшилась также и потому, что в подборке 2017 года добавились мигранты из Белоруссии. Но вообще, интеграция приезжих, как это обычно и бывает, происходит в основном за счет детей мигрантов — через систему образования и повседневного общения.

Улучшило ситуацию получение мигрантами полиса ДМС. Теперь более трети из них в случае болезни готовы официально обратиться к врачу.

— Полис имеют больше половины опрошенных, — говорит Денисенко. — Почему же тогда воспользоваться им готова только треть? Скорее всего, потому, что кто-то берет полис с минимальным количеством услуг: вызов «Скорой помощи» и первичное обращение к врачу.

Неожиданно выяснилось, что в 2017 по сравнению с 2011 годом улучшились отношения мигрантов с местным населением.

— На улучшение ситуации, конечно, могло повлиять увеличение среди приезжих украинцев и белорусов, которые гораздо меньше отчуждены от России, чем мигранты из других регионов, — уточняет Денисенко. — Однако есть и другие факторы. Из-за сокращения численности мигрантов меняется и общее отношение к ним российских граждан, оно становится более спокойным, терпимым. Кроме того, СМИ, готовя публикации о приезжих, ведут теперь более осторожную и взвешенную политику.

Жить не хотят, а гражданство требуют

— Согласно результатам обследования, большинство мигрантов из Центральной Азии нацелены на возвращение домой. В эту же категорию попадают и граждане Белоруссии. Сейчас на постоянное проживание в России ориентированы граждане стран Закавказья, Украины и Казахстана. Такой интерес объясняется сложной ситуацией на Украине, а также традиционными этнокультурными связями Казахстана и Кавказа с одной стороны и России — с другой. При этом желающих получить российское гражданство больше, чем тех, кто планирует оставаться в России на длительный период. Причины такого странного перекоса просты. Гражданство избавляет от ряда неудобств, таких, например, как получение визы, постановка на учет и покупка патента на работу. Получив гражданство, приезжий получает возможность регулярно и совершенно беспрепятственно ездить из своей страны в Россию. Особенно это актуально для граждан Узбекистана и Таджикистана, — сказал в заключение Дмитрий Денисенко.

ИА Фергана

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*