КВАЧКОВ: ЗА САНГАКОМ САФАРОВЫМ СТОЯЛИ РОССИЯ И УЗБЕКИСТАН (ВИДЕО)

Владимир Квачков, полковник ГРУ
Владимир Квачков, полковник ГРУ. Фото: Akhbor.com

«Встретился с министром обороны Узбекистана Ахмедовым, назвал Сангака Сафарова. Он говорит, товарищ Квачков, он же бандит и разбойник. А я говорю, если нам нужен реальный человек, будет вот такой человек. А остальные все – дерьмо. Надо отдать должное Исламу Каримову. Он принял решение несмотря на такое прошлое Сангака Сафарова. «

«Мне сказали, что было принято решение о том, что антироссийский режим исламских радикалов должен быть свергнут в Таджикистане. Я попросил 3 месяца. Это было в августе 1992 года, а через 3 месяца – 12 ноября — было установлено правительство Эмомали Рахмонова.”

Владимир Квачков, полковник ГРУ, бывший командующий 15-й бригады спецназа ГРУ Туркестанского военного округа, родился в 1948 году. В 1992-м году занимался специальными военными операциями в Таджикистане, охваченном огнем гражданской войны. Взятие Душанбе силами Народного Фронта в конце 1992 года и Гармский десант в феврале 1993 приписывают Владимиру Квачкову и его команде.

После ухода на пенсию стал на путь жесткой оппозиции нынешним властям России. В 2005 году был осужден по обвинению в покушении на главу РАО ЕЭС Анатолия Чубайса. В 2008 году был оправдан. Но в 2010 году был арестован снова по обвинению в организации вооруженного мятежы и в 2013 году был приговорен к 8 годам колонии строгого режима.

В одном из своих интервью Владимир Квачков подробно описал свое участие в гражданской войне в Таджикистане. Он утверждает, что именно он и российский спецназ в 1992 создали и вооружили Народный Фронт Таджикистана для свержения тогдашнего правительства. Квачков также утверждает, что именно он выбрал из многих кандидатур Сангака Сафарова, человека с уголовным прошлым, лидером Народного Фронта.

Сангак Сафаров, как говорит Квачков, был очень похож на знаменитого американского писателя Эрнеста Хемингуэя и поэтому ему дали кличку «Хеми».

Рассказ Владимира Квачкова о роли российских военных и его самого в гражданской войне в Таджикистана читайте внизу:

ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ: СВЕРГНУТЬ АНТИ-РОССИЙСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО В ТАДЖИКИСТАНЕ

15-й бригаде спецназа, которой я тогда командовал, довелось быть одним из самых главных участников этой революции, потому что я сейчас скажу вам одну очень страшную тайну. Я бы эту тайну не сказал бы 20 лет назад.

Был такой совершенно секретный документ, назывался «Руководство по боевому применению соединений и частей специального назначения.» Там было сказано следующее, что кроме разведывательно-диверсионных задач, на бригаду спецназа возлагается организация, подготовка, поддержка и направление деятельности партизанских и других национально-освободительных сил в интересах операций Советских вооруженных сил или Советского Союза в целом.

И поэтому где-то в августе 1992-го года я был вызван ночью в одно место, на аэродром в ВИП-зал, где сидели представители от России, Таджикистана, Казахстана и других, где было принято решение о том, что антироссийский режим исламских радикалов должен быть свергнут в Таджикистане.

Мне тогда предложили возглавить 201-ю мотострелковую дивизию и подчинить мне мою родную 15-ю бригаду спецназа.

Вот так тогда стоял вопрос. То есть силами 201-й мотострелковой дивизии и силами 15-й бригады спецназа свергнуть исламский режим в Таджикистане и установить, скажем, новую про-российскую государственность.

И спросили меня, есть ли проблемы со свержением, то есть с выполнением этой задачи? Я ответил, что в течении нескольких часов задача будет решена, я гарантирую ее 100-процентное выполнение с минимальными потерями. То есть само выполнение задачи это достаточно не сложная задача, так как бригада к этому времени уже имела опыт действий в Афганистане, вы знаете знаменитый штурм дворца Амина…

Этот опыт в бригаде еще помнился, потому что бригада только вышла из Афганистана, все офицеры и прапорщики имели боевой опыт и проблем с этим не было.

Так вот я сказал, главная проблема это не когда мы будем, скажем так, нейтрализовать или ликвидировать прежнюю власть, а тогда, когда настанет утро якобы победное.

Они спросили, почему вы так считаете? Потому что, говорю, тогда силы делились на странные две стороны. Первых звали «вовчиками», эти были сторонниками исламского режима. Ин «юрчики» — сторонники про-российского режима.

Вот и я ответил тогда, что как только мы возьмем и дадим власть тем, кому нам скажут, в Таджикистане не будет ни «вовчиков», ни «юрчиков», а будет только один враг у них у всех – это российский или русский солдат.

Потом предложил, пусть таджики сами делают свою революцию. Сослался на четвертую задачу сил спецназа и попросил 3 месяца. Это было в августе, а через 3 месяца – 12 ноября было установлено правительство Эмомали Рахмонова.

Поэтому два способа, две формы смены политического режима – это или из столицы на окраины, или наоборот как в Таджикистане. Народный Фронт Таджикистана был сформирован нами в Курган-Тюбе и в Кулябе под руководством Сангака Сафарова и в конце концов действиями партизанских отрядов, отрядов Народного Фронта постепенно расширялась территория и в конце концов Душанбе был взят. Правда, со второго захода.

Но ничего, мы взяли.

Поэтому если говорить сейчас о событий, как классифицировать, по формам это насильственная, вооруженная и полу-вооруженная или даже мирное насилие. Да, вот такое сочетание, когда на улицы выходят массы народа и власть не решается применять по ним оружие. Да и сами милиция, армия понимают, что стрелять в собственный народ в этой ситуации преступление.

И вторая – это по форме или скажем, по месту начала: либо это из столицы идет, или против карательных, правоохранительных и других сил столицы народ создает другой очаг государственности. Вот в Курган-Тюбе и в Кулябе и постепенным расширением базы народного восстания Народного Фронта в конце концов свергает неугодный ему режим и устанавливает свою власть.

Во такое, скажем так, краткое видение данного анализа…

Сангак Сафаров
Фото: Akhbor.com

ПОЧЕМУ САНГАК САФАРОВУ ДАЛИ КЛИЧКУ «ХЕМИ»?

Конечно же, первым вопросом встала проблема поиска людей. Было очень сложно найти вначале людей в Таджикистане.

Во время моего первого вылета в Курган-Тюбе, мне была поставлена задача подобрать руководителя Народного Фронта, принять кандидатуру, соответствующему руководству. Мне представили тогда, я помню, председателя парламента, он прятался где-то там в Кулябе (Сафарали Кенджаев имеется ввиду), пара секретарей обкомов КПСС было, но эти был никчемные, ну КПССшные одним словом. Первый секретарь КПСС! В лучшем застойном виде с учетом местнической особенности.

Я встречался с этими людьми в течении нескольких дней, побеседовал с ними, ну маразматики какие-то. Или совершенно послушные, Ну как сказано, вот пришла к нему директива, как было при КПСС, вот он и выполняет. Уже больше нет у них ни авторитета, ни воли, да и ни ума особенного.

И мне улетать нужно было утром, мы сидим с Женей Меркуловым, командиром полка. Говорю, ну что делать, вот у меня там 4-5 фамилии есть и никто из них практически никаким авторитетом не пользуется. Что такое?

Меркулов говорит, ну авторитет-то есть? — Кто? — Вот Сангак Сафаров. — А что же не сказал? — Ну он же 22 года в тюрьме просидел.

Ну как я могу его предъявить? Но потом подумал, дай, говорю, посмотрю на человека. Я помню, где-то час ночи, это было конец августа или начало сентября, уже не помню. Открывается дверь и вот заходит человек очень похожий на портрет Хемингуэй, знаменитый портрет. Ин даже потом для него была наша кличка или псевдоним «Хеми». Ну Хемингуэй чистый такой.

И когда начинает говорить, у меня такое ощущение, что человека, более советского человека в хорошем смысле этого слова, советского, умного, волевого и не было наверное.

Мы с ним говорили несколько часов и я понимаю, что это то что нам было в принципе и нужно. И уже думаю, как мне убеждать президента Узбекистана, что именно это человек может быть в качестве кандидата рассматриваться.

Он тоже такой хитрован. Говорит, ако. По-таджикски это обращение такое уважительное. Я тоже ему говорю «ако» и он говорить «ако» — то есть старший брат. Говорит, вот на наших танках на колесах пушка не стреляет. Я подумал, это БТР какой-нибудь. Позвал самых толковых помощников из офицеров бригады спецназа, говорю, ребята, идите посмотрите, что там случилось. Приходят, улыбаются, говорят, там БРДМ, а на БРДМ стоит КПВТ – крупнокалиберный пулемет Владимирова. А у него сложный затвор, его трудно разобрать и собрать. Мы там все сделали ему. Мы выписали боеприпасы ба 15-ю бригаду через этот полк. Они получили боеприпасы несколько ящиков. Он понял, что за нами есть какой-то возможность, а не просто болтовня.

КАРИМОВ ПРИНЯЛ КАНДИДАТУРУ САНГАКА

И я полетел и встретился с министром обороны Узбекистана Ахмедовым, назвал другие кандидатуры, а только потом назвал Сангака Сафарова. Он говорит, товарищ Квачков, вы не знаете что ли, что это бандит и разбойник. Ты кого предлагаешь? Мне президенту докладывать.

А я говорю, а кого? Если нам нужен реальный человек, будет вот такой человек. А остальные все – дерьмо. Ну ладно, говорит, хорошо. Надо признать, отдать должное Исламу Каримову. Это человек понимал политику лучше чем все остальные политики на Средней Азии.

Он принимает решение несмотря на такое прошлое (Сангака Сафарова). А Сангак получил 22 года как? Попал на зону по хулиганке, а там одного-двух даже убил, защищая свою честь и достоинство, отстаивая свою позицию, вот так и сидел 22 года.

Зачастую люди ждут, а где у нас вождь? Покажите! На голубом экране в России только голубые вожди гуляют. Вождь он выйдет сам. Кто сделает, подготовит, организует, победит и останется живым – то и будет будущим вождем, как это было в Таджикистане, впрочем как и везде.

После этого, когда было решение, что есть человек, на которого можно положиться, началось формирование отрядов Народного Фронта прежде всего на тех областях, которые были подальше от Душанбе – в Курган-Тюбе и Куляб. Хотя там все рядом в принципе.

Вначале мы пытались формировать через военкоматы, а потом поняли, что это дело не очень перспективное… Поэтому мы выделили отдельно офицеров и приступили к формированию. Но даже офицерский состав оказался не вполне подходящим для мобилизации и формировании отрядов Народного Фронта Таджикистана. Вот я помню в Кулябе очень успешно действовал отряд под руководством зампреда областного спорткомитета. Сам был русак, не помню, Сашой его звали или Сергей.

Потом мы продвигались на Душанбе, пошли на первый штурм, он был не очень удачным, провели штабную тренировку, как партизанские отряды занимают города. После это стало ясно что власть еле держится и сопротивление стало минимальным. Когда им стало ясно, что все это уже решено.

Второй этап был вхождение в Душанбе и установление народной власти, скажем так, про-российской власти. Тогда про-российской. Сейчас не могу назвать Эмомали Рахмонова в таком ключе, что он полностью про-российский.

Третий этап это когда эти самые «вовчики» ушли в горы и пришлось уже их дожимать там. Это длилось до февраля 93-го года.

Потом заместителем министра обороны Таджикистана был назначен бывший заместитель мой Александр Сергеевич Чубаров и в он уже в должности замминистра обороны гонял этих душков по горкам.

Akhbor.com

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*