Зачем китайцам «История таджикского народа»?

карта, китай, таджикистан
Изображение: Азия Плюс

Месяц назад СМИ распространили информацию об исторической принадлежности некоторых территорий Таджикистана соседнему Китаю со ссылкой на статью Ольги Малик в издании eureporter.co. Одним из героев этого материала является директор Института истории, археологии и этнографии АН Таджикистана Зикриё Акрами. Подробности — в материале «АП»…

Проект в два этапа и …

Ольга Малик, автор статьи «Территориальные претензии Китая вызывают беспокойство в Таджикистане», утверждает, что вновь возобновились споры о возможной передаче Китаю некоторых территорий Таджикистана. Ранее эти споры якобы происходили в 2013 году.

По данным автора, в конце 2016 года ряд китайских ученых обратились в правительство с просьбой провести расследование по вопросу исторической принадлежности некоторых таджикских территорий Китаю.

Малик писала, что во время своего визита в Китай в 2016 году доктор Зикриё Акрами, директор Института истории, археологии и этнографии Академии наук Таджикистана, и его коллеги обсуждали этот вопрос с китайскими учеными. Последние предложили научное исследование, чтобы доказать факт принадлежности Китаю некоторых территорий Центральной Азии, в том числе части Таджикистана.

После дискуссий китайские ученые, по словам автора, потребовали провести археологические раскопки на спорных территориях в Таджикистане. Северо-Западный политехнический университет города Сиань предложил полностью спонсировать проект.

Как утверждает Ольга Малик, первый этап проекта будет включать в себя перевод и публикацию шести томов научной работы «История таджикского народа», где можно будет якобы найти некоторые существенные факты ранней и древней истории Таджикистана, которые доказывают заявления китайских ученых.

Следующий этап проекта предполагает археологические раскопки в долинах Бешкента и Дангары, где было найдено много объектов, которые принадлежали к древнему периоду правления юэчжей (I — II век н.э.).

Юэчжи, по данным китайских ученых, якобы были частью китайской этнической группы.

Ольга Малик отмечает, что археологи, историки и ученые Таджикистана обеспокоены тем, что, в конце концов, Китай добьется успеха в приобретении спорных территорий, учитывая очевидное экономическое и политическое превосходство северного соседа.

Знай наших!

По следам этой публикации мы решили выяснить подробности у самих ученых, на которых ссылается Ольга Малик.

Сотрудники Института истории, археологии и этнографии АН РТ в ходе бесед с журналистами «АП» рассказали, что директор Института истории, археологии и этнографии АН РТ Зикриё Акрами и доктор исторических наук Саидмурод Бобомуллоев дважды выезжали в КНР. А осенью прошлого года на ученом совете они провели презентации по итогам достигнутых договоренностей с китайскими учеными.

Тогда мы обратились за комментариями непосредственно к главному герою публикации eureporter.co — директору Института истории, археологии и этнографии АН РТ Зикриё Акрами, но продуктивного разговора не получилось из-за эмоциональной реакции ученого.

— Я десять раз выезжал в Китай! И что? Вашу редакцию интересует последний мой визит туда? Я отчитался перед ученым советом о своей поездке в Китай.

— По чьей инициативе была организована ваша поездка в Китай?

— Было приглашение на конференцию «Один пояс — один путь» в сентябре 2016 года от имени госсовета КНР и ЦК Компартии Китая. Пригласили министра культуры, президента Академии наук и меня. Но поехал я один. Вместе с Бобомуллоевым мы выезжали раньше, в марте, по обмену опытом и для участия в конференции по материальной культуре. Основной целью нашей поездки было ознакомление представителей КНР, Пакистана, Индии, Узбекистана с достижениями таджикских археологов за годы независимости.

— Какие договоренности были достигнуты по результатам ваших поездок? Какие документы были подписаны?

— Ни при первой, ни при второй поездке ничего подписано не было. Есть договор с Северо-Западным университетом КНР «О сотрудничестве в области изучения истории и археологии», подписанный летом 2015 года в Душанбе.

— О чем была договоренность? Назовите основные пункты.

— О сотрудничестве в области изучения археологии, совместного ведения научно-изыскательских работ в сфере археологии Таджикистана и подготовки кадров археологов в аспирантуре и докторантуре. Ни о каких юэчжи там речь не идет. Они приезжают, проводят разведку для дальнейшего уточнения конкретных планов, в какой сфере мы будем сотрудничать, чего до настоящего времени не произошло.

— Разведывать памятники древности будут китайские специалисты?

— Нет, вместе. Там, где нам выгодно… и им тоже. Они будут финансировать все. Обеспечивать оплату и своих, и наших специалистов.

— А второй пункт соглашения?

— Относительно подготовки кадров в сфере археологии и истории.

— У нас их не хватает?

— Их недостаточно. Ничего того, что имеют китайские ученые — базу, опыт, — на историческом факультете нет. Речь идет не о студентах, а об аспирантах. Мы принимаем их кадры на учебу, а они наши. Пока никто не приезжал сюда и не был отправлен на учебу в КНР. У нас нет специалистов-историков, владеющих китайским и английским языками, для продолжения обучения там.

— А относительно перевода шеститомника «История таджикского народа»?

— Перевод шеститомника не входил в пункты соглашения. Об этом была устная договоренность. Переведут ее на китайский язык специалисты КНР.

— От кого исходила инициатива?

— Это была обоюдная инициатива, и прежде всего наших ученых, чтобы китайцы знали наши достижения, нашу историю

— Кто из наших ученых инициировал перевод шеститомника?

— Зачем вам это нужно? Я вам этого не скажу, фамилий называть не буду. Вы что, против того, чтобы китайцы знали нашу историю? Переводить нашу историю нужно не только на китайский, но и на английский, немецкий, арабский и другие языки.

— А финансирование? Сколько это составит?

— Не знаю, но для начала на технические работы выделят 50 тыс. юаней, в долларах это мизер.

— Нам стало известно, что главным редактором китайской версии будете вы…

— Кто сказал, что я буду главредом? Главредом будет человек, написавший эту работу, например Литвинский, Негматов, а я буду только ответственным редактором.

— Но тех, кого вы назвали, давно нет в живых…

— Кто написал том, тот и будет главным редактором.

— Что вы скажете относительно территориальных претензий КНР к Таджикистану? Эти моменты оговаривались?

— Нет, никто об этом не говорил. Это ложь и клевета со стороны Малик.

— Были ли предварительные консультации о поиске памятников, относящихся к китайской культуре?

— Нет, не было, и в презентации на ученом совете ни я и никто из китайских специалистов не говорил об этом.

— А кто определил, что юэчжи — предки китайцев?

— Юэчжи — это юэчжи. Это написано во втором томе… нет, в первом… Я преподавал тридцать лет историю и скажу вам, что юэчжи — это племена, которые жили на территории Монголии в 3-м в. до н.э. Между кочевыми племенами происходит конфликт в борьбе за выживание, и гунны выдавливают их с территории Монголии. Они пришли к границам Средней Азии и около ста лет жили на территории Семиречья. Если китайцы относят юэчжи к своему этносу, это их проблемы… С ослабеванием Греко-Бактрийского государства между 140 и 130 годами до нашей эры юэчжи хлынули на территорию Средней Азии. Поначалу образовали пять государств, а затем единое Кушанское царство. На Кушан претендуют и индусы. Это очень запутанный, со сложностями хронологии период в нашей истории.

— О каких памятниках в Бешкенте и Дангаре идет речь?

— Никто в эти регионы не выезжал, речи о памятниках там не было…

— Вы можете ознакомить нас с тем самым подписанным вами соглашением с Северо-Западным университетом КНР?

— Оно у моего сотрудника, а сейчас его нет. Приходите в понедельник и ознакомитесь с этим документом.

В понедельник Зикриё Акрами не без эмоций заявил, что он не обещал знакомить нас с этим соглашением и не намерен показывать его нам.

— Вы кто такие? Следователи, прокуроры? С какой стати я должен вам показывать этот документ? Не покажу. Идите, жалуйтесь кому угодно, — заявил Акрами.

Вместо резюме

Позиция директора Института истории АН РТ Зикриё Акрами осталась для нас непонятной. Но так как Институт истории, археологии и этнографии как структурное подразделение АН РТ функционирует за счет бюджетных средств, о том, чем занимается таджикская наука, имеют право знать не только прокуроры и следователи, но и простые жители страны, как налогоплательщики. Если, конечно, это не государственная тайна.

А после публикаций, связанных непосредственно с территориальной целостностью страны, в которой мы с вами живем, с которой связываем свои надежды и будущее своих детей, интерес вполне оправдан…

Азия Плюс

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*