«Шелковый путь»: что проект даст Таджикистану и другим странам ЦА

Шелковый путь, центральная азия

В рамках «Нового шелкового пути» Китай хочет масштабно выйти на рынки России и Центральной Азии, а далее – на весь мир.

В Пекине 14-15 мая пройдет форум «Один пояс – один путь», посвященный грандиозному проекту нового шелкового пути, который свяжет Азию, Европу и Африку и будет способствовать развитию мировой торговли.

На эти два дня в Китай съедутся лидеры 28 стран, в том числе президент России Владимир Путин. В работе форума примут участие представители более 60 государств, заявили во время видеомоста Москва – Пекин в пресс-центре МИА «Россия сегодня» китайские эксперты.

По словам директора Института международных дел Народного университета Китая, профессора Ван Ивэй, цель этого форума — перевести общение в формат многостороннего взаимодействия. «Речь на форуме пойдет о конкретных действиях, конкретных программах. Например, о работе в научной сфере, в сельском хозяйстве, в промышленности. Некоторые проекты, которые находятся на протяжении всего маршрута «Один пояс — один путь», уже заработали,  другие только планируются. Кроме того, мы видим страны, такие, как Аргентина и Чили, которые находятся в стороне от этого пояса, но тоже могли бы принять участие в проекте. Поэтому уже сейчас ясно, что «Новый шелковый путь» будет постоянно расширяться и иметь еще больший географический охват», — пояснил Ван Ивэй.

Он отметил, что инициатива уже давно перешла те границы, в которых задумывался проект, она выходит на глобальный уровень и становится некой платформой в масштабах всей планеты. Впрочем, Россию проект «Один пояс – один путь» интересует в рамках сопряжения с ЕврАзЭС. Китайцы заверяют, что существует около 20 проектов в этом ключе, и намечены маршрутные карты дальнейшего сопряжения. Для ознакомления с ними в Пекин и приедет президент России Владимир Путин.

Масштабная китайская экспансия на весь мир, по мнению заместителя директора Института Дальнего Востока РАН Андрея Островского, нужна Китаю для того, чтобы увеличить возможности китайской экономики, расширить объем внешней торговли и развивать свои окраины. Несколько лет назад Китай столкнулся с вызовами мирового финансового кризиса, объемы внешней торговли постепенно начали снижаться, и «Новый шелковый путь» – едва ли единственный выход из кризиса. Именно поэтому Китай уже давно вкладывает крупные средства в страны Центральной Азии. По словам Островского, на них приходится около 20% от общего объема инвестиций за рубеж.

«Если говорить про Узбекистан, то это крупный хаб для Центральной Азии, а Ташкент и Самарканд — опорные города. Чтобы создать крупные города, нужно начинать с развития инфраструктуры. Там будет построена сеть железных дорог, связывающая Азию со странами Европы, будет развиваться экономика, потому что близость к транспортным путям обеспечивает снижение себестоимости производимой в этих городах продукции. Вот взять город Хива – он был столицей мощного Хивинского ханства. А если взглянуть на него сегодня, он стал незаметным, потому что через него не пролегало никаких крупных транспортных маршрутов. Другими словами, через какие города пройдет этот пояс, те и станут опорными, получат преимущества в экономическом развитии, туда будет тянуться население для проживания, потом что там будут возможности», — отметил Андрей Островский.

По его словам, Центральная Азия является очень важной территорией для сопряжения двух проектов — ЕврАзЭС и «Экономического пояса Шелкового пути», поскольку она очень слабо развита, и это позволит Китаю расширить объем не только внешней торговли, но и объем торговли между странами.

«Вопрос создания инфраструктуры касается и Таджикистана, но ситуация там намного сложнее, чем в Узбекистане, поскольку в экономическом плане страна развита слабее. Согласно китайской концепции, в опорные города входит только Душанбе. А самая главная проблема – это та же инфраструктура, развитие автомобильных и железных дорог с учетом рельефа, горной местности. Вот взять хотя бы таджикско-китайскую границу — она обширная, но погранпереходов всего один или два. И без дорог крайне сложно развивать торгово-экономические связи между двумя странами», — отметил Островский.

Похожая ситуация, по словам эксперта, и с Кыргызстаном — граница большая, а погранпереходов не так много, и пропускная способность слабая. При этом железных дорог нет вообще. «Это все накладывает отпечаток на развитие торгово-экономических связей. И поэтому именно в Кыргызстан Китай финансирует развитие автомобильных дорог», — отметил Островский.

По его словам, в силу своего географического положения максимум китайских инвестиций приходится на Казахстан. «Не случайно Китай выделил более 20 млрд долларов для развития инфраструктуры Казахстана, там был создан проект «Светлый путь». Он был самостоятельным, но естественно будет связан с «Новым шелковым путем». Тем более там идет развитие портов на Каспийском море, автомобильных и железных дорог, погранпереходов, что будет способствовать развитию экономики Казахстана», — сказал Островский.

Эксперт отметил, что Китай вкладывает деньги во все страны Центральной Азии уже как минимум лет пятнадцать, потому что знает, с чего нужно начинать масштабные проекты.

Sputnik

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*