По стопам Гульмурода Халимова?

Гулмурод Халимов

Сотрудники правоохранительных органов и военнослужащие Таджикистана подвержены особому риску заражения экстремистской пропагандой. Слабость силовиков заключается в том, что они по службе часто сталкиваются собственно с самими экстремистами, их литературой и пропагандой.

Факторами, стимулирующими экстремистские настроения среди сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, могут послужить несправедливое отношение руководства, недовольство службой, неуставные взаимоотношения, жилищные и семейные проблемы, моральная неустойчивость, недостатки политико-воспитательной работы и так далее.

Невзирая на бурную активность таджикских властей, экстремистская идеология получает все более широкое распространение среди населения страны. Причем на путь радикализма встают не только представители социальных низов, необразованные бедняки, но и представители силовых структур страны, которые призваны бороться с терроризмом.

В 2015 году в Исламское государство сбежал начальник отряда милиции особого назначения (ОМОН) МВД Таджикистана полковник Гулмурод Халимов. В сентябре 2016 года организован вооруженный мятеж. Его возглавил тогдашний заместитель министра обороны генерал-майор Абдухалим Назарзода. К нему присоединились несколько офицеров оборонного ведомства республики.

Главные причины выезда таджикистанцев в Сирию для участия в боевых действиях на стороне Исламского государства* носят социально-экономический характер, а вовсе не религиозный. Полковник Гулмурод Халимов и генерал Абдухалим Назарзода — яркий пример того, как даже самый высокопоставленный и вроде бы ответственный офицер может выйти на «тропу войны» против своего же государства. А еще это свидетельство того, что в стране слабо ведется работа по выявлению потенциальных террористов в рядах вооруженных и правоохранительных сил Таджикистана.

В последние годы правительство страны в целях экономии бюджета уравнивает всех граждан в правах, лишая определенных льгот военных и сотрудников правоохранительных органов. Раньше военные пользовались различными льготами. Например, на льготных условиях перемещались по стране, имели 50%-ю скидку на оплату стационарных телефонов, оплату газоводоснабжения, электроэнергии. Существовали льготы на получение жилья, по налогообложению на имущество и так далее.

Кроме этого, с января 1988 по декабрь 2004 года существовали льготы за прохождение службы в условиях высокогорья. Один год службы засчитывался за полтора года. Наряду с этим один год службы с октября 1992-го по июль 1996-го в местностях, где проходили боевые действия, засчитывался за три года. Все эти льготы были отменены. Кроме того, все таджикские военнослужащие, независимо от специфики службы и функциональных обязанностей, привлекаются в обязательном порядке к охране общественного порядка вместе с милицией во время проведения государственных и даже культмассовых мероприятий.

В год по несколько раз военнослужащие переводятся на усиленный вариант несения службы. Раньше при объявлении «стопроцентного казарменного положения», которое зачастую среди военных называлось «президентским», осуществлялись доплаты. Но так было всего несколько раз, и со временем эти доплаты канули в Лету. Необоснованное урезание коснулось и пенсий. Кто не успел выйти на пенсию, тот опоздал. Теперь военнослужащему для выхода на пенсию необходимо отслужить минимум 25 календарных лет на день увольнения, чтобы получать пенсию в половину своего денежного содержания, а оно не такое уж и большое. В то самое мизерное денежное содержание входит должностной оклад, процентная надбавка за воинское звание и выслугу лет.

После четверти века службы за каждый год службы добавляется всего 3% от должностного оклада. «Потолок» — 32 года службы, но при этом военный — зачастую это старшие офицеры — сможет получать не более 85% от своего оклада. Уже который год денежное довольствие военнослужащих не индексировалось. Прошлогоднее повышение пенсий тоже не коснулось военных пенсионеров. Военнослужащие, несмотря на бытовую необустроенность и постоянные переезды, денно и нощно находясь по месту службы, стойко переносят все тяготы и лишения военной службы; рискуя жизнью, выполняют свой воинский долг. Теперь они оказались уравнены в правах и льготах с гражданским населением.

Отставной полковник таджикской милиции, прослуживший свыше 30 лет, получает пенсию меньше размера пенсии сержанта-контрактника узбекской армии, который ушел на заслуженный отдых после 12 лет службы. При этом, сержант все свои 12 лет службы провел в уюте и тепле, возле своих близких, не рисковал своей жизнью, не участвовал в боевых действиях. Наш полковник пять лет воевал за восстановление конституционного строя, принял участие в ликвидации нескольких незаконных бандформирований, подавлял вооруженные мятежи, имеет ранения.

Получается, что в Таджикистане уже созданы условия для перехода сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих в ряды боевиков «Исламского государства». Они не хотят после службы жить в нужде и бедности. Помимо финансовой стороны, большую роль играет и слабость духовно-просветительской работы. А также нет веры властям. Силовики не желают служить коррумпированной, недостойной уважения властной верхушке.

Зариф Шоев, ЦентрАзия

*«Исламское государство» — запрещенная на территории Таджикистана, Российской Федерации и других стран террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», другие названия: ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh, ДАИШ (араб.)

 

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*