Эксперты рассказали о значении государств Центральной Азии в рамках нового Шёлкового пути

Центральная азия, щелковый путь
Фото: Stan Radar                                                                                                                                                                    

Начиная с 2013 года, Китай без устали продвигает свой торгово-культурный проект «Экономический пояс Шёлкового пути».

Стратегия, называемая китайской стороной «Один пояс-один путь», предусматривает формирование новой модели глобального сотрудничества Китая и различных стран, и даже целых международных блоков, к примеру — Евразийского экономического союза.

Если вспомнить о реальном маршруте, по которому пролегал исторический Великий шёлковый путь (а китайская сторона любит подчеркнуть преемственную древность своих масштабных начинаний), то даже из названия проекта становится понятно, что инициаторы проекта отводят немалую роль в нём государствам Центрально-Азиатского региона.

Какую именно, Sputnik Таджикистан узнал у российских и китайских экспертов.

«Центральная Азия — это ключевая часть сухопутного маршрута, во многом повторяющего реальный Шёлковый путь. Об этом говорил и Си Цзянь Пин, когда провозглашал в Казахстане эту инициативу. И почти все страны региона являются транзитной зоной «пояса», являясь при этом и объектом и субъектом проекта», — полагает директор Института Дальнего Востока РАН, доктор исторических наук, профессор Сергей Лузянин.

Что касается Кыргызстана, и в особенности Таджикистана, то тут, по словам эксперта, у каждой страны своя собственная специфика участия в проекте. Связана она с тем, что в последние 10 лет обе страны и в инвестиционном, и в торгово-экономическом плане всё наращивают взаимодействие с Поднебесной.

В Таджикистане, помимо непосредственно приграничной торговли, Китай особенно много инвестирует в логистику — дороги, мосты, туннели и энергетическую инфраструктуру страны, — так как рассматривает транспортную сеть РТ в качестве важного элемента центральноазиатского маршрута.

Однако Лузянин говорит, что сотрудничество со странами ЦА предполагает решение некоторых проблем, без которого это партнёрство окажется невозможно.

«Данный регион для КНР — это не только ценный ресурс, но и определённая опасность. Страны граничат с Афганистаном. И мы знаем, какая ситуация складывается с ИГИЛ* на Ближнем Востоке. Террористический вызов — это как раз та ситуация, которая до конца не проработана, и всем участникам проекта придётся вложить много сил и миллиарды долларов, иначе экстремистский вызов не исчезнет сам по себе», — пояснил учёный Sputnik Таджикистан.

Причём в Китае отлично понимают, что если эта проблема касалась в основном России и непосредственно ЦА, то в данном случае на кону стоит безопасность глобального проекта КНР. И в этой ситуации китайский истэблишмент наверняка захочет куда плотнее сотрудничать с Россией в рамках Организации Договора о коллективной безопасности.

Эксперты из КНР не отрицают наличие подобных угроз, однако не считают их значительным препятствием для развития многостороннего сотрудничества между РФ, Китаем и государствами Центральной Азии.

«Во время визита в Казахстан я понял, что сложности, существующие в регионе, нельзя приуменьшать. Но в целом мы считаем, что ситуация в регионе достаточно стабильная и при политической поддержке России и экономической Китая, регион вполне может справиться с большинством внешних и внутренних проблем. Для нас ЦА — это важный мост между Китаем и Западом. Так в 2016 году мы открыли железнодорожное сообщение между провинцией Шаньдун и Польшей «, — отмечает Лю Чжицинь, главный научный сотрудник Института по исследованию финансов «Чунъян».

По его мнению, учитывая стремительный рост населения в КНР и государствах ЦА, Россия и Китай просто обязаны совместно развивать сервисный рынок в регионе.

Его коллега Чжоу Минвэй из комитета Народного политического консультативного совета КНР добавляет, что Китай стремится не только наладить экономические контакты, но и «выйти на новый уровень межгосударственного общения со странами-участниками. Мы надеемся, что через экономическое сотрудничество мы можем еще больше способствовать взаимопониманию между народами соответствующих стран и взаимному доверию».

Напомним, что председатель КНР Си Цзиньпин во время турне по странам Центральной Азии и Индонезии в 2013 году объявил о революционной, по его словам, стратегии экономического развития «Один пояс — один путь», направленной на создание новой инфраструктуры и взаимосвязей между странами Евразии. Стратегия включает два ключевых направления: экономический пояс Шелкового пути и морской Шелковый путь.

Морской путь предполагает два маршрута — через Южно-Китайское море в Тихоокеанский регион, и другой — в страны Европы через Южно-Китайское море и Индийский океан.

Stan Radar

*«Исламское государство» — запрещенная на территории Таджикистана, Российской Федерации и других стран террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», другие названия: ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh, ДАИШ (араб.)

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*