Российская дипломатия в начале гражданской войны в Таджикистане

гражданская война в таджикистане
Фото: Sputnik

Истинную причину, по которой гражданские беспорядки в Душанбе начала 90-х переросли в полномасштабную войну, ещё предстоит установить, считают эксперты. 

Менее чем через два месяца, 8 апреля 2017 года, состоится своего рода дипломатический юбилей — четверть века с момента установления дипломатических отношений между Россией и Таджикистаном.

Договор о налаживании мирных взаимоотношений оба государства подписали в обстановке вовсе не мирной.  Советский Союз только перестал существовать, Россия подписала Беловежские соглашения, и Кремль, ещё совсем недавно руководивший огромной социалистической империей, теперь едва-едва справлялся с дезинтеграционными процессами внутри собственного государства.

Не за горами был и конституционный кризис, закончившийся кровопролитными столкновениями противников и сторонников президента Ельцина в октябре 1993 года.

В Таджикистане ситуация обстояла ещё хуже. В самом разгаре была гражданская война, и тогдашние власти страны были ещё очень далеки от окончательной победы над своими противниками. Первой ласточкой предстоящей войны стали беспорядки и погромы в Душанбе, начавшиеся 27 лет назад, в феврале 1990 года.

«Поводом стали провокации в большей степени бытового, а не политического характера. Тогда ходил слух, что армянским беженцам из Нагорного Карабаха, число которых было сильно преувеличено, выдадут квартиры. С того всё и началось — дескать, власти, вместо того чтобы помогать гражданам собственной республики, решают, по сути, какие-то непонятные внешнеполитические проблемы. Вот тут народ и начал выходить на улицы», — пояснил Sputnik Таджикистан старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований РАН, доктор исторических наук Рахимбек Бобохонов.                               

Затем последовал августовский закон «О государственном суверенитете Таджикской ССР», и различные политические организации, которых подозревали в организации беспорядков и находившиеся в положении подпольщиков, получили легальный статус.

К власти пришёл Рахмон Набиев, решивший бороться с политическими противниками силовыми методами и приказавший арестовать своих главных оппонентов. Но добился этим прямо противоположного результата: арест оппозиционеров дал толчок массовым протестам и привёл к открытому противостоянию между сторонниками и противниками правительства, разделёнными по регионально-клановому признаку. После чего в стране началась полномасштабная война, где по одну сторону баррикад был Народный фронт Таджикистана, боровшийся за восстановление конституционного порядка, а с другой — силы оппозиции, де-факто возглавляемые Партией исламского возрождения Таджикистана.  К слову, на раннем этапе противостояния, ещё не переросшего внутринациональную бойню, которой почти всегда и становится гражданская война, активными участниками таджикистанских событий оказались люди, позже ставшие хорошо известными в политическом поле РФ. «Я начал смотреть в архивах, в подшивках, имена активных участников событий тех лет. И среди них были люди, позже известные не только в РТ, но и в России. Скажем, покойный Гайдар Джемаль, который как раз был в Душанбе во время начавшихся беспорядков», — отмечает эксперт. О печальных событиях 25-летней давности, ставшими точкой отсчёта для истории современного Таджикистана, большинство граждан России знают на удивление мало. Притом что Россия, у которой к началу конфликта хватало собственных внутренних и внешнеполитических проблем, придерживалась четкой позиции касательно поддержки сторонников восстановления конституционного строя.

«Неверно воспринимать данный конфликт как проблему, далекую от интересов России. Во-первых, на тот момент РФ пыталась решить схожие по своему характеру проблемы на своей территории Северного Кавказа. Во-вторых, не было никаких гарантий, что религиозные экстремисты, добившись успеха в Таджикистане, не попытались бы экспортировать своё влияние в сопредельные страны и пододвинуться вплотную к российским границам», — полагает Сергей Рекеда, эксперт РСМД, генеральный директор Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве при МГУ. 

Однако на момент установления дипломатических отношений влияние России на события в РТ были не столь заметны и сводились к защите собственных военных объектов и наиболее значимых гражданских сооружений, типа ГЭС, силами 201-й мотострелковой дивизии.

«На тот момент влияние России на Таджикистан, конечно, очень ослабло, РФ тогда даже внутри собственного государства не могла решить проблемы с суверенитетом собственных национальных республик, не говоря о самостоятельных государствах. Напротив, в республике было сильно влияние Ирана, американцев и частично Афганистана, оказывавшего из-за границы помощь исламской оппозиции. Но вскоре военные 201-й базы начинают вести активные боевые действия на территории РТ, и к 1994 году Россия стала играть ведущую роль в урегулировании конфликта», — считает Рахимбек Бобохонов.

Впрочем, оба исследователя полагают, что вопрос о начале гражданской войны и роли России в её завершении — это предмет для изучения на многие годы вперёд, так как ряд данных и документов до сих пор засекречены, а многие участники и очевидцы не спешат делиться своими воспоминаниями о событиях тех дней. В том числе из соображений безопасности.

«Полную картину того, через какие механизмы и через каких именно людей российская сторона действовала в те годы в Таджикистане восстановить сложно, к тому же слишком прозрачны были еще на тот момент границы таджикской государственности», — отмечает Сергей Рекеда. Напомним, что гражданская война в Таджикистане завершилась при посредничестве России и ООН подписанием 27 июня 1997 года мирных соглашений в Кремле. Во главе страны оставался Эмомали Рахмон, возглавивший страну после отставки Набиева. Однако представители оппозиции были назначены на многие административные должности и получили представительство в таджикистанском парламенте.

Sputnik

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*