Судья: «Приговор Бузургмехру Ёрову является незаконным»

Бузургмехр Ёров
Бузургмехр Ёров. Фото: BBC

Редакции портала TajInfo.Org из своих источников в судебной системе Таджикистана удалось получить некоторые детали судопроизводства по делу таджикского политзаключенного – адвоката Бузургмехра Ёрова. Судья с многолетним опытом работы, имя которого по понятным причинам мы сообщить не можем, сообщил редакции TajInfo.Org о том, что народные заседатели, учавствовавшие в процессе по делу Ёрова с мая по октябрь 2016 года, выходили за рамки своих полномочий и не могли быть беспристрастными и объективными. В связи с этим, по мнению судьи, можно сделать вывод о том, что, как и следовало ожидать, по делу Ёрова и Махкамова ни о каком правосудии речи идти не может, а приговор является НЕЗАКОННЫМ.

Этот вывод можно сделать из показаний народных заседателей, данных ими по эпизодам дела против Бузургмехра Ёрова по статьям 330 (Оскорбление представителя власти) и 355(Незаконное пересечение государственной границы Республики Таджикистан) уголовного кодекса Республики Таджикистан(далее УК РТ). В частности, согласно данным, приведенным на страницах 31-33 уголовного дела, гражданин Каримзода Диловар (дата рождения 27.09.1978, проживающий по адресу: г.Душанбе, ул. Мушфики 160\9 кв. 43, отец шестерых детей) пишет:

Я являюсь приставом суда г.Душанбе. Во время судебного процесса совместно с Гаюровой Н. выступал как народный заседатель и осуществлял надзор над судебным процессом.

Другой народный заседатель – Гаюрова Наргис Хакимовна (дата рождения 17.03.1973, уроженка г. Куляб, проживающая по адресу: г. Душанбе ул.Мушфики 61 кв 56, сотрудница жилищного фонда г.Душанбе), также в своих показаниях заявляет о том, что она осуществляла надзор над судебным процессом.

Однако согласно закону надзор над ходом судебного процесса не входит в компетенцию народных заседателей. Согласно части 5 статьи 21 уголовно-процессуального кодекса Республики Таджикистан(далее УПК РТ), народные заседатели, являясь составной частью суда, сохраняют объективность и беспристрастность, обеспечивают сторонам необходимые условия для реализации их прав на полное исследование обстоятельств дела.

Постановлениями следователя генеральной прокуратуры Республики Таджикистан Иброхимзода Сирочиддина(страница 28, 34 и 52 уголовного дела) судья, председательствующий в процессе над Ёровым – Бобохонзода Асомиддин, а также народные заседатели Гаюрова Наргис и Каримзода Диловар были признаны потерпевшими.

Согласно этим постановлениям, 28 сентября 2016 года Гаюровой, Каримзода и Бобохонзода со стороны Бузургмехра Ёрова был причинен моральный ущерб. Указывается, что Б.Ёров в ходе процесса процитировал стихи Абу Али ибн Сина (Авиценна):

Всякого, кто на осла не похож, признают кафиром.

Кроме того, в постановлении сказано, что ссылаясь на аят 179 суры «Араф» священного Корана, Ёров сравнил гособвинителя Рустама Таркирзода с «ослом» и «животным».

Если Гаюрова, Каримзода и Бобохонзода являются потерпевшими, а моральный ущерб им был причинен 28 сентября 2016 года, почему же именно они составляли обвинительный приговор 6 октября 2016 года? Как это возможно, чтобы потерпевшие составили объективный обвинительный приговор своему обидчику? Также остается загадкой, почему они, эти трое потерпевших из состава суда, не дали самоотвод.

Суд, членам которого был причинен моральный ущерб, никак не может быть беспристрастным и объективным. Так может ли считаться этот приговор законным? Ответ очевиден – конечно, нет!

Часть третья статьи 344 УПК РТ гласит:

Народные заседатели при осуществлении правосудия пользуются всеми правами судьи.

В процессе над Б. Ёровым народные заседатели в целом не придерживались своих прав и обязанностей и участвовали на заседаниях, выполняя функцию прокуроров. Согласно части второй статьи 36 УПК РТ именно прокурор, а не народные заседатели осуществляют надзор.

В части первой статьи 35 УПК РТ перечислены права суда, которыми в полной мере обладают и народные заседатели, участвующие в судебном процессе. В соответствии со статьей 35, народные заседатели имеют право на осуществление правосудия, а не надзора.

Согласно части первой статьи 61 УПК РТ, судья и народные заседатели обязаны отстраниться от участия в суде при наличии обстоятельств, вызывающих сомнения в их беспристрастности. Вынесение обвинительного приговора составом суда, которому был причинен моральный ущерб со стороны подсудимого, еще до удаления этого суда в совещательную комнату – есть неоспоримое доказательство вынесения незаконного и необоснованного приговора Бузургмехру Ёрову.

Это также является ещё одним подтверждением давления на суд, связанного с политической и профессиональной деятельностью политзаключенного Бузургмехра Ёрова.

Портал Tajinfo.org 

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*