Душанбе решил не спешить. Таджикистан откладывает вступление в ЕАЭС

EAES-(1)
Фото: Авеста

Заместитель главы МИД РФ Григорий Карасин посетил Душанбе. На встрече с министром иностранных дел Сироджидином Асловым обсуждались вопросы двусторонних отношений России и Таджикистана и перспективы взаимовыгодного сотрудничества. В числе приоритетных направлений – вступление республики в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Ожидалось, что до конца года Таджикистан подаст заявку на вступление в региональное объединение. В Душанбе решили не торопиться.

По сообщению департамента информации МИД РТ, Григорий Карасин приезжал в Душанбе для участия в межведомственных политических консультациях между Таджикистаном и Россией. «В ходе обсуждения стороны с удовлетворением отметили динамичное развитие двусторонних и многосторонних связей Таджикистана и России и обсудили перспективные направления взаимовыгодного сотрудничества двух стран», – говорится в заявлении таджикского внешнеполитического ведомства. Эксперты уверены, что между Москвой и Душанбе нет нерешаемых проблем. Однако нерешительность Таджикистана в вопросе вступления в ЕАЭС вызывает вопросы.

Напомним, ожидалось, что к концу нынешнего года Таджикистан подаст заявку на вступление в ЕАЭС. С оптимистичным заявлением об этом в начале лета выступил депутат Госдумы РФ Леонид Слуцкий: «Думаю, в ближайший год Душанбе заявит о своем желании – Таджикистан больше, чем любая другая страна СНГ, стремится к этому». В то же время Слуцкий отметил, что вступление в ЕАЭС – «это выбор суверенных стран», и «мы никого к себе не тянем».

Плюсы от расширения ЕАЭС есть как для Таджикистана, так и для самой организации. Таджикистан получает решение проблемы нелегальной трудовой миграции; участие в формировании единого рынка товаров и услуг; доступ к финансовым ресурсам и новым инвестиционным проектам. Неучастие Таджикистана в ЕАЭС ведет к тому, что рынок труда России и Казахстана постепенно сужается, таджикским мигрантам сложнее конкурировать с выходцами из Киргизии и Армении, которые теперь не трудовые мигранты, а «трудящиеся ЕАЭС». Почти все барьеры для них устранены, а социальные гарантии, предоставляемые гражданам, теперь в значительной степени распространены и на трудовых мигрантов и членов их семей. Работодатели вправе нанимать работников из стран ЕАЭС без учета ограничений по защите национального рынка труда. Каких-либо обязательств по лицензированию и квотированию не возникает. При этом им не требуется получать разрешение на осуществление трудовой деятельности в России или другой стране ЕАЭС. Официальное трудоустройство подразумевает, что дети мигрантов идут в детские сады и школы и все члены семьи получают обязательное медицинское страхование.

Однако уже сейчас число трудовых мигрантов из Таджикистана в России сокращается, как и сумма их переводов. В денежном эквиваленте убытки Таджикистана исчисляются миллионами долларов. И виноват в этом не только экономический кризис.

Для российского бизнеса вступление Таджикистана в ЕАЭС, безусловно, также выгодно. «Рынок труда становится более прозрачным, что положительно скажется на экономике проектов, реализуемых на территории России. В свою очередь, полноценное открытие таджикского рынка позволит продвигать промышленную продукцию, создавать совместные предприятия непосредственно на территории республики. Пока Душанбе на пути в ЕАЭС, российскому бизнесу приходится преодолевать значительные трудности, включая пассивность некоторых таджикистанских представителей в работе с потенциальными инвесторами, медленное внедрение инноваций, проблемное состояние фондов промышленных предприятий в республике», – сказала «НГ» директор информационно-аналитического центра «Евразия–Поволжье» Марина Лапенко.

Вопрос интеграции Таджикистана в ЕАЭС находится на рассмотрении правительства республики. «Интерес к ЕАЭС есть, желание вступить тоже есть. Но когда это случится, пока сказать сложно», – сказал «НГ» первый заместитель главы Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана Сайфулло Сафаров. По его словам, создана рабочая группа, которая изучает опыт Киргизии и Армении. «Нам интересен опыт этих стран больше, нежели опыт работы России или Казахстана. Это страны другого уровня. По мнению ряда специалистов, положение Киргизии после вступления в ЕАЭС по ряду позиций улучшилось, но осталось много нерешенных вопросов. Поэтому Таджикистан предпочитает не торопиться. Хотя и общество, и руководство страны настроены на тесное сотрудничество с Россией практически по всем направлениям – в экономике, политике и военно-политическом», – подчеркнул таджикский эксперт. При этом он отметил, что «есть конкретные национальные интересы, которые мы должны уметь обсуждать и отстаивать». По мнению Сафарова, Таджикистан должен как следует подготовиться к работе в ЕАЭС, чтобы потом не было претензий. «Нельзя вступать в организацию с «завязанными глазами». Лучше протянуть время и согласовать все по всем пунктам. Есть требования в ЕАЭС, и мы должны им соответствовать», – заключил Сайфулло Сафаров.

Генеральный директор информационно-аналитического Центра МГУ по изучению постсоветского пространства Сергей Рекеда подтвердил «НГ», что вопрос вступления Таджикистана в ЕАЭС действительно обсуждается. «В Душанбе работает специальная группа по изучению условий ЕАЭС и перспектив присоединения к союзу. Однако относительно готовности Таджикистана к вступлению в региональное объединение у меня большие сомнения. Это и большое экономическое отставание. К тому же я не уверен, что элиты Таджикистана готовы к большей внешней открытости. Душанбе интересен рынок рабочей силы в ЕАЭС, а вот в обратном направлении пока большой выгоды не просматривается. Если какие-либо договоренности об интеграции Таджикистана в ЕАЭС и будут приняты, то это будут решения, продиктованные скорее логикой безопасности и политикой, но не экономикой», – отметил эксперт.

Avesta

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*