«Рогунский проект» как спасение для имиджа Эмомали Рахмона

Реализация проекта Рогунской ГЭС в Таджикистане – это свет в конце тоннеля для официального Душанбе, но на какие средства страна закончит его?

Эмомали Рахмон
Президент Таджикистана Эмомали Рахмон открывает строительство плотины Рогунской ГЭС 29 октября. Фото: Ц-1                                                                                                                                               

Торжественное начало строительства 29 октября плотины Рогунской гидроэлектростанции с участием первых лиц Таджикистана показало всю важность реализации данного проекта для страны, за кулисами помпезного открытия остался лишь вопрос – на какие деньги будет построен Рогун?

Проблемы и перспективы

Противоречия между энергетическим и аграрным использованием трансграничного водостока – традиционно одни из наиболее конфликтных в региональном взаимодействии в Центральной Азии.

За последние годы «водный вопрос», особенно между Таджикистаном и Узбекистаном, ставил отношения между странами почти на грань вооруженного конфликта.

Узбекистан в качестве доводов приводил возможность природных катаклизмов от недостатка воды для стран низовья, повышенную сейсмичность местности и возможность прорыва плотины, высота которой составляет 335 метров, делая ее самой высокой в мире.

Однако здесь существовала и политическая подоплека. Создание такой плотины параллельно создает и определенный рычаг давления на более могущественного соседа – Узбекистан.

Ввиду этого Ташкент всегда выступал категорически против строительства Рогунской ГЭС, применяя транспортную блокаду в отношении Душанбе с тем, чтобы не допустить продолжения строительства.

Эмомали Рахмон
Фото: Ц-1                                                                                                                                                                                    

Даже экспертное заключение комиссии Всемирного банка, которое признало безопасным Рогунский проект с экологической точки зрения, не изменило позицию официального Ташкента.

Таджикистан, в свою очередь, несмотря на неоднократные срывы планов по строительству Рогунской ГЭС (2007–2012 гг.), сохранил приверженность линии на повышение своего статуса как производителя электроэнергии.

Реализация данного крупного энергетического узла, мощность которого составит 3 600 МгВ, в перспективе может не только полностью обеспечить внутренний рынок, но также позволит республике стать главным экспортером электроэнергии в такие азиатские страны, как Афганистан, Пакистан, Индия и Китай.

Этому может способствовать стоимость электроэнергии, которая может опуститься с 3 центов США до 0,65 после полной реализации проекта.

Сомнительная рентабельность

Главной же трудностью в реализации Рогунского проекта, кроме политической стороны вопроса, по сей день является поиск потенциального инвестора.

Общая стоимость проекта на сегодняшний день оценивается в 2 млрд долларов. В условиях низкой стоимости экспорта электроэнергии рентабельность проекта для внешних инвесторов может вызывать определенные сомнения, в силу своей долгосрочности.

Российская компания «Русал» в 2007 году, фактически из-за нежелания ссориться с Ташкентом, под техническими предлогами вынудила правительство Таджикистана расторгнуть с ней соглашение по реализации данного проекта.

Из внешних партнеров Таджикистана на данный момент никто не проявил должного интереса к инвестированию в данную отрасль. Наиболее перспективный инвестор – Китай, учитывая политизированность данного вопроса, старается избегать его как в отношении Таджикистана, так и соседней Киргизии, которая строит Камбартинскую ГЭС.

Президент Рахмон со строителями Рогунской ГЭС
Президент Рахмон со строителями Рогунской ГЭС. Фото: Ц-1                                                                  

По всей видимости, экономическое состояние республики не позволит ей на собственные средства завершить начатое. Даже после продажи акции населению общая сумма накопилась лишь в размере 200 млн долларов.

В таких условиях единственным партнером для Таджикистана, способным профинансировать Рогунский проект, является Иран. Однако после прихода реформаторов к власти в этой стране, ее внешнеполитический ориентир был направлен в сторону налаживания отношений с Западом.

Отношения с Таджикистаном стали во многом натянуты после устранения весной этого года Партии Исламского Возрождения Таджикистана (ПИВТ) с политической арены страны и до сих пор оставляют желать лучшего, что не позволяет говорить об участии Ирана в проекте, по крайней мере, в ближайшее время.

Имидж – во главе угла

Начало строительства плотины в условиях отсутствия потенциального инвестора и экономического кризиса, говорит лишь о том, что на данном этапе в проекте преобладает лишь имиджевая составляющая.

За последние годы, в связи с экономическими проблемами в России, финансово-экономическая ситуация в Таджикистане имела также тенденцию к ухудшению.

Это происходило на фоне усиления репрессий в отношении политической оппозиции, которая была полностью изгнана из республики, но тем не менее стала намного активнее за рубежом и в социальных сетях, привлекая в свои ряды все больше граждан.

Этот факт не мог оставаться незамеченным. У политической верхушки безусловно было понимание того, что рейтинг президента падает, а постоянные перекладывания ответственности за неэффективное управление на гражданскую войну теряют всякую актуальность.

Рогунская ГЭС
Стоимость Рогунской ГЭС оценивается в два млрд долларов США. Фото: Ц-1                                 

В таких условиях запуск строительства плотины Рогунской ГЭС сыграл как никогда на руки президенту и его окружению, тем более, когда непримиримый оппонент данной инициативы – бывший президент Узбекистана Ислам Каримов навсегда покинул политическую сцену.

За весь постсоветский период, после завершения гражданской войны, единственным реальным проектом, сулящим бюджету значительные поступления, является Рогунская ГЭС.

Идея о ее создании через государственные СМИ задолго до начала строительства плотины в массовом сознании превратилась в некую «таджикскую мечту». И сейчас, как никогда, является очень эффективным инструментом для поддержки имиджа президента.

Об этом свидетельствует реакция на это событие в таджикском реальном и виртуальном обществе.

Пока же официальная позиция Ташкента по этому вопросу является неизвестной, а народ удовлетворен «зрелищем», единственным победителем во всей этой акции является президент Рахмон.

Центр-1

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*