Сафо Рахимов: Рост китайских инвестиций в Таджикистане не показатель улучшения бизнес- климата

марионет
В Таджикистане бизнесмены находятся под сильным прессом коррупционного давления со стороны проверяющих органов, непредсказуемого, слабо прописанного и постоянно меняющегося законодательства, в частности, налогового, что создает благодатную почву для интерпретаций и преференций, считает Сафо Рахимов.

Об этом он говорит в статье опубликованной в Central Asia Analytical Network.

По мнению Рахимова, инвестиционный и бизнес-климат, как для местных предпринимателей, так и для иностранных инвесторов в Таджикистане остается непривлекательным. Согласно статистике Национального Банка РТ, объемы частных иностранных инвестиций едва превышают 15-20% к ВВП по сравнению с 40-50% в странах-соседях, даже в соседнем Кыргызстане.

За прошедшие годы инвестиции в Таджикистан пришли в основном из Китая и вкладывались в сектор строительства, текстильной и горнорудной промышленности.

— Однако, по международному опыту, рассматривать инвестиции из Китая как отражение уверенных реформ в создании благоприятного инвестиционного климата все-таки не стоит, так как последние имеют за собой явные государственные и геополитические интересы, что позволяет игнорировать и обходить преграды к ведению бизнеса.

Кроме того, китайские инвесторы склонны к монополизации рынков, в основном, привлекают собственную рабочую силу и вполне способны обходить проблемы законодательства неформальными способами. Даже при этом, бывший посол Китая в Таджикистане г-н Фан не раз упоминал о проблемах неформального давления, с которыми часто сталкиваются китайские инвесторы в Таджикистане, — пишет автор.

Правительство страны считает, что основные проблемы Таджикистана в части привлечения инвесторов связаны с фактором географической удаленности, транспортной изоляции, малого рынка и неблагоприятного соседства с нестабильным Афганистаном.

— Это, конечно, правда, но лишь отчасти. Игнорируется вторая часть истории, и факт того, что частный сектор, местные предприниматели и малый бизнес, немногие иностранные инвесторы, которые вкладывают в Таджикистан, находятся под сильным прессом коррупционного давления со стороны проверяющих органов, непредсказуемого, слабо прописанного и постоянно меняющегося законодательства, в частности, налогового, что создает благодатную почву для интерпретаций и преференций, — пишет автор.

Другой не менее важной проблемой является реальное отсутствие фундаментального для инвестора защиты права собственности от поглощения и экспроприации. Случаи незаконной экспроприации собственности часты, в то время как экономическая судебная власть и арбитраж часто находится под политическим давлением, и не имеют независимости в принятии решений.

В конце концов, в Таджикистане отсутствует равноправная конкурентная среда, и часты случаи, когда наиболее привлекательные сектора экономики и бизнеса монополизированы и контролируются «своими» людьми и структурами. Примерами являются импорт продовольствия, ГСМ, строительных материалов и особенно фармацевтики. Отсутствие конкуренции и коррупционные барьеры повышают стоимость товаров и услуг, от которых так остро зависит экономика и граждане страны. Конечные издержки же несет частный потребитель.

— Стыдно что только через двадцать три года после обретения независимости в Таджикистане построили современный аэропорт, но при этом выгнали — дешевых авиаперевозчиков из Балтийских авиалиний в Европу, не даем доступ Турецким авиалиниям летать ежедневно, пытаемся неумело защищать интересы одной авиакомпании, которая даже не может наладить нормальное авиасообщение с Европой и всем миром. То открываем рейсы, то закрываем, то выдаем визы, то не выдаем, по, в сущности, глупым причинам, требуем какой-то абсурдный документ о регистрации в ОВИРе, являющийся абсолютным анахронизмом во всем мире, — пишет Рахимов.

Автор обращает внимание на Армению и Грузию, которые, находясь в примерно схожих условиях географической и транспортной изоляции, провели ряд реформ, которые намного облегчили жизнь малого бизнеса и улучшили показатели этих стран.

Ну а пока Таджикистан, несмотря на некоторый прогресс, находится в нижней части практически всех основных международных индексов: Ведения бизнеса, Глобальной конкурентоспособности, Восприятия коррупции, Качества государственного управления, Прозрачности и подотчетности. Несмотря на кризис, государство вместо того, чтобы создавать стимулы и снижать налоги, наоборот повышает сборы, в частности, вводя новые виды налоговых и акцизных платежей, например в секторе ИКТ, среди мобильных компаний.

Налоговый комитет же вообще практически ввел неформальную практику авансового налогообложения бизнеса за будущий период, чего нет во всем мире. Кроме того часты случаи так называемого ретроактивного налогообложения и пересмотра правильности уплаты налогов за прошлые периоды, что опять же ведет к непредсказуемости налогового законодательства.

— В то же время Парламент утверждает непонятные поблажки и льготы ряду компаний с сомнительной международной репутацией. А значит, стоит ожидать недобора налогов, что негативно может сказаться на бюджете страны и финансировании бюджета, — пишет автор.

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*