Активизация таджикской оппозиции: новые методы в старой борьбе

Таджикская оппозиция

На конференции ОБСЕ по человеческому измерению, проходившей в Варшаве с 18 по 30 сентября 2016 года, таджикская оппозиция за рубежом выступила единым фронтом…

Во время двухнедельной конференции в польской столице Варшаве, организованной Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) Организации по сотрудничеству и безопасности в Европе (ОБСЕ), ее участники из 57 стран мира рассмотрели проблемы с правами человека в мире.

Отличительной особенностью этой конференции стало неожиданное участие в ней многочисленной делегации таджикской оппозиции.

Молодые активисты запрещенной в стране Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), «Группы-24» и «Конгресса конструктивных сил» начали свою демонстрацию у здания, в котором проходила конференция.

Их главным требованием было «освобождение политзаключенных Таджикистана», которые на родине при закрытых судебных процессах были приговорены к длительным срокам заключения «за организацию государственного переворота».

Через некоторое время их впустили в зал, где проходили слушания, в том числе с участием представителей таджикских властей.

Впервые за многие годы после гражданской войны (1992–1997) фрагментированная таджикская оппозиция показала беспрецедентную сплоченность и действительную альтернативу насильственной борьбе, которой так опасаются в Таджикистане и которая используется властями уже многие годы в качестве главного инструмента для демонизации этой же оппозиции.

Молодые люди в ходе дискуссий рассказали о нарушениях прав человека, о давлении на инакомыслящих, о похищении критиков режима за рубежом, что в итоге вынудило таджикскую делегацию во главе с омбудсменом Зарифом Ализода покинуть конференцию в знак протеста.

Старые методы и новые вызовы

Реакция таджикских властей последовала незамедлительно. В Душанбе группа таджикских «активистов» в лице студентов столичных вузов вышли с плакатами к представительству ОБСЕ, продемонстрировав более вольное поведение: забросали камнями ворота офиса ОБСЕ, при этом сжигая плакаты с портретами оппозиционных деятелей – Дододжона Атовуллоева, Мухиддина Кабири и Шарофиддина Гадоева.

Примечательно, что во всех предыдущих подобных акциях участвовали одни и те же лица, которые представлялись как «добровольцы». Это в условиях, когда по законодательству страны для проведения такого рода мероприятий необходимо подать заявление на 15 дней вперед в соответствующие органы.

Подобные «просветительские лекции» таджикских «активистов» проходили и в университетах, где собирали полные залы добровольно-принудительных слушателей.

Протесты таджикских студентов
Протесты таджикских студентов. Фото: Радио Озоди

Кроме того, были использованы и репрессивные меры в отношении родственников, участвующих в протестной акции в Варшаве. Оппозиционные источники, близкие к Партии исламского возрождения Таджикистана, даже сообщали о смерти матери одного из активистов ПИВТ Абдусамада Абдусаторова.

По их словам, Зухро Нематова скончалась утром 22 сентября после ежедневного давления на нее со стороны таджикских силовых структур.

Эти же «активисты» на пассажирском автобусе приехали к дому осужденного члена ПИВТ Рахматулло Раджаба, забросав окна и стены его дома яйцами.

Обо всех акциях «активистов» внутри страны и о давлении на своих родственников сообщали представители оппозиционных групп в ходе конференции.

Результатом чего стали опубликованные официальные заявления Human Rights Watch и Норвежского Хельсинского комитета по Центральной Азии, где они призвали США и Евросоюз рассмотреть вопрос о введении адресных санкций в отношении нарушителей прав человека в Таджикистане.

Надежда на прагматизм

Подобная демонстрация «народного гнева» внутри страны говорит лишь о том, что таджикские власти всерьез обеспокоены ухудшением своего имиджа на международной арене и всячески хотят показать, что их политика имеет массовую поддержку.

У таджикских властей есть понимание того, что ситуация с ухудшением прав человека в стране может негативно сказаться и на инвестиционной привлекательности республики, и на взаимоотношениях с европейскими партнерами, в которых так нуждается переживающая кризис республика.

Здесь последнее слово все же остается за европейскими политиками, которые в состоянии ввести санкции в отношении душанбинского режима. Тем более прецедент такого рода в регионе был создан еще в 2005 году, когда после андижанских событий европейские власти ввели ряд санкций в отношении Узбекистана.

Тогда речь шла об отказе на поставку оружия и военной техники, о запрете на въезд в европейские страны некоторым узбекским чиновникам и о прекращении экономических связей с республикой. Однако, не приведя к желаемым результатам, в 2009 году эти санкции были отменены.

obse-dushanbe-dodo
На митинге «активистов» в Душанбе сжигали портреты оппозиционеров, среди них журналиста Додожона Атовуллоева. Фото: Ц-1

Очевидно, что таджикские власти и дальше будут уповать на европейский прагматизм в этом вопросе, а значит и ситуация с правами человека не потерпит каких-либо изменений.

В вопросах привлечения инвестиций и кредитов власти в Душанбе будут, как и раньше, ориентироваться на Китай, в сфере безопасности – на Россию, для которых вопросы прав человека являются внутренним делом государства.

Новые перспективы

Таджикская оппозиция на данном этапе добилась подтверждения высказанных ею тезисов о том, что в республике репрессивный аппарат используется не по назначению.

Это можно считать ее первой тактической победой за рубежом. Но для дальнейшей эффективной деятельности оппозиции, помимо критики существующих процедур, необходима четкая обоснованная программа по выведению республики из кризиса и по решению существующих проблем во внешней и внутренней политике.

Только при таком условии возможна популяризация оппозиционного сегмента внутри страны.

Центр-1

1 Comment on Активизация таджикской оппозиции: новые методы в старой борьбе

  1. Много ждали этого момента, и вот настал момент. ТеперьРахмонову эмомали гейм овер.

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*