Чаяния миллионов и амбиции двоих. О визах с Узбекистаном

таджикистан, узбекистан, визовый режим

За последние месяцы в официальных СМИ Таджикистана и Узбекистана промелькнуло несколько сообщений о потеплении отношений между президентами стран. На встрече Эмомали Рахмона и Ислама Каримова в Ташкенте 23 июня 2016 года лидеры обоих государств заявили о приверженности дружеским отношениям и добрососедству.

Редакция портала TajInfo.Org решила побеседовать с центрально азиатскими экспертами по этому поводу и узнать их мнение о таджикско-узбекских отношениях. Одним из злободневных вопросов между нашими странами является вопрос визового режима. Все эксперты, согласившиеся побеседовать с нами, единодушно ответили на вопрос о неоправданности визового режима – они уверены, что сегодня нет веских доводов для дальнейшего сохранения визового режима.

С нами любезно согласились побеседовать: Пулат Ахунов – узбекский политик-оппозиционер, председатель зарегистрированного в Швеции Общества Центральная Азия, Али Мастов – известный таджикский общественный деятель, журналист, политолог, Алим Шерзамонов – активист гражданского общества Горно-Бадахшанской автономной области, глава бадахшанской ячейки Социал-демократической партии Таджикистана.

Пулат Ахунов
Пулат Ахунов: Необходимость безотлагательной отмены визового режима очевидна. Уже давно закончилась гражданская война в Таджикистане, с его территории выдавлены боевики ИДУ. Сохраняющийся визовый режим, несомненно, влияет на социальную напряжённость в обеих странах.

Ведь по обе стороны границы живут люди и семьи, связанные родственными узами. Навестить родственников или, наоборот, принимать гостей, это непременный атрибут жизни узбеков и таджиков. И этот атрибут помогал и помогает людям пережить жизненные невзгоды, пережить лихолетье, в какой-то мере смягчить отрицательные последствия общего экономического неблагополучия.

Кроме того, у таджикистанцев есть жизненно важная духовная потребность посещать культурно-исторические центры, оставшиеся на территории Узбекистана, а узбекистанцы среднего и старшего поколений до сих пор испытывают ностальгию по прекрасным природным ландшафтам Таджикистана. В частности, Кайраккумское море могло бы стать ещё одним излюбленным местом отдыха для изнывающих от городской жары жителей трёхмиллионного мегаполиса Ташкента.

Несомненно, снятие визового режима способствовало бы развитию туризма в обеих республиках. Старшее поколение жителей Ташкентской, Сырдарьинской и других областей Узбекистана ещё не забыло вкус знаменитой ура-тюбинской картошки, необыкновенно ароматных фруктов из садов Таджикистана. Эти и другие факторы способствовали бы оживлению приграничной торговли в условиях безвизового режима.

Ну и, наконец, снятие визовых барьеров между двумя республиками отвечает интересам крупных инвесторов из дальнего зарубежья, облегчит для них условия предпринимательской деятельности в обеих странах.

Али Мастов

Али Мастов: Визовый режим был введен не в горячее время межтаджикского конфликта, а годы спустя, уже после подписания мирного соглашения. Яблоком раздора принято считать Рогунскую ГЭС, но, на мой взгляд, причина охлаждения это, прежде всего, личные отношения между руководителями наших стран.

Так как в 2000 году, когда официально был введен визовый режим, проблема строительства Рогуна не стояла так остро как сейчас. В любом случае введение виз не принесло и не могло принести дивиденды ни нам, ни узбекистанцам. Но введенные Узбекистаном в одностороннем порядке визовые отношения – это только половина проблемы. Вслед за введением виз узбекская сторона начала минировать горные участки границы с нашей страной, стала инициатором отсоединения Таджикистана от единой энергетической системы ЦА, прекратила поставку газа.

Затем на территории Узбекистана начали задерживаться железнодорожные составы, направляющиеся в Таджикистан, радикально начали повышаться тарифы на транзит наших грузов через узбекскую территорию. Думаю, что при наличии этих и других проблем, говорить о потеплении после одной встречи пока еще рано.

Алим Шерзамонов

Алим Шерзамонов: Думаю, от таких встреч на высшем уровне, кроме обмена любезностями ничего не стоит ожидать. В последнее время официальный Ташкент, в который раз начал заигрывание с Москвой. Если копнуть чуть глубже можно, наверное, будет найти немало причин для такой переориентации Ташкента.

Скорее всего, Москва достала какую-нибудь очередную козырную карту. И каждый раз, когда Ташкент сближается с Москвой, начинаются вот такие игры в дружбу с её союзниками. Думаю, дальше любезностей ничего в ближайшем будущем ожидать не стоит.

Более того, режимы, подобные режиму Каримова, Бердымухаммедова или Рахмона, с течением времени всё глубже и глубже уходят в себя. Такие режимы обычно самоизолируются, отдаляясь от насущных проблем общества, и говорить о снятии визового режима в обозримом будущем не приходится.

Более того если бы не «стратегическое» партнерство некоторых стран СНГ с Москвой, думаю, что между Таджикистаном и Кыргызстаном, Беларусью или Казахстаном вряд ли сохранился бы безвизовый режим. Потому то и думается, что в ближайшем будущем нам бы сохранить этот режим хот с некоторыми из них. Думаю с Узбекистаном при существующих режимах в той и другой стране, этот режим не будет либерализоваться а то и наоборот может намного усилиться.


TajInfo.Org : На фоне растущих угроз международного терроризма и резкой радикализации части общества в Центральной Азии, голос сторонников сохранения визового режима звучит все увереннее, и если смотреть объективно, то эти причины могут быть теми самыми минусами для снятия барьеров. Однако, опять же как на это посмотреть, ведь террористическая угроза существует фактически во всех странах мира, и яркий пример этому теракты в европейских странах в последнее время. Эксперты так же считают, что эти угрозы не должны быть вескими причинами сохранения визового режима между братскими народами наших стран.

Пулат Ахунов: Представители узбекских властей пытаются оправдывать существование визового режима опасениями инфильтрации террористов с территории Таджикистана. Однако, как я упоминал в ответе на Ваш предыдущий вопрос, эта тема в Таджикистане на сегодняшний день в отношении Узбекистана исчерпана.

Наоборот, рост социальной напряжённости в самом Узбекистане рождает для узбекского общества более осязаемые риски дестабилизации. И во многом эту напряжённость обуславливает отсутствие свободы передвижения людей, товаров и услуг между Узбекистаном и Таджикистаном, связанными между собой многомиллионными узами кровного родства и деловых связей, являющимися взаимотранзитными странами.

Есть ещё один фактор, которым прикрываются сторонники визового режима. Чиновники правоохранительных структур пытаются оправдывать визовый режим также наличием наркотрафика через Таджикистан. Однако по этому поводу:

1) есть вопросы к самим спецслужбам Узбекистана.
2) визовый режим не может являться серьёзным препятствием для любой контрабандной деятельности, и уж, тем более, для наркотрафика.

Минусом безвизового режима теоретически могла бы быть дестабилизация рынка труда в обеих республиках. Но мы же знаем, в каком состоянии и без того находится эта разновидность рынка.

Ислам Каримов, Эмомали Рахмон

Али Мастов: При отсутствии делимитации и демаркации государственной границы между странами региона, непростой ситуации в Афганистане, натянутых отношений между многими странами региона и личных амбициях руководителей, говорить о безвизовом пространстве всего региона очень сложно.

Другое дело – отмена визового режима между двумя отдельно взятыми странами региона. Конечно, безвизовый режим – это благо, но и введение визового режима само по себе не так уж и страшно. Десятки стран более чем успешно сотрудничают в таком режиме.

Далеко за примерами ходить не надо: таджикско-китайские и таджикско-иранские отношения. Но с Узбекистаном, при наличии всех тех проблем, о которых я упомянул выше, проблема визового режима стоит далеко не на первом месте. Наши отношения, к сожалению, напоминают отношения стран, находящихся в состоянии войны. Хотя предпосылок для этого никаких нет.

Доводы о том, что введение виз было обусловлено сдерживанием террористической деятельности, не выдерживают никакой критики. Какое отношение к терроризму имеет, например отключение Таджикистана от энергетической системы, прекращение поставок природного газа, демонтаж железных дорог, соединяющих нашу страну с остальным миром? Никакого. Поэтому «терроризм» это всего лишь предлог, некая ширма, за которой прячутся амбиции конкретных политиков.

Алим Шерзамонов: Конечно же, самое меньшее, что может помешать всяким экстремистским и террористическим организациям и преступным сообществам – это введение визового режима. Ни одного террориста нигде в мире до сих пор не останавливало наличие паспортного контроля или проверка визы на границе, а с такой коррупцией, как в наших странах, врагов и искать не нужно.


TajInfo.Org: Примеров безвизовых отношений между странами сегодня много, ярчайший пример – Европейский союз. Однако многие аналитики и эксперты склоняются к тому, что не все так радушно в этих странах, и особенно на фоне накрывшей Европу волны ближневосточных беженцев. Мы попытались выяснить у экспертов, что они думают о ситуации в Европе и возможности спроецировать модель безвизовых режимов ЕС на Центральную Азию.

Пулат Ахунов: Пытаться проецировать опыт ЕС на наш регион мне не представляется конструктивным. В Европе к безвизовому режиму пришли через опыт страшных кровопролитных войн. Европейцы выбрали этот путь, отдавая предпочтение множеству выгод от свободы передвижения перед сиюминутными фискальными поступлениями. На мой взгляд, нам целесообразнее опереться на опыт ещё совсем недавнего совместного проживания в границах гораздо более тесного интеграционного объединения, чем ЕС. Разумеется, учтя негативные стороны советской эпохи.

Европейский Союз, ЕС

Али Мастов: При всем уважении сравнивать наш неспокойный и полный противоречий регион с ЕС неправильно. ЕС создавался годами, а наши правители, к сожалению, годами только усложняли межгосударственные отношения. Поэтому, не смотря на очевидные плюсы безвизового режима, который обычно включает в себя свободу торговли, свободу передвижения товаров и граждан, о нём мы пока можем только мечтать.

Алим Шерзамонов: Естественно, для того, чтобы между группой стран или двумя странами существовал безвизовый режим, нужно иметь много общего, начиная от законодательной базы и заканчивая максимально близкой ментальностью. Трудно конечно представить себе безвизовый режим скажем, между Голландией и Северной Кореей.

Именно такую ошибку допустили в Европе в начале 90-ых годов прошлого века. Под воздействием политических мотивов, а именно предшествующего влияния советской России в восточно-европейских странах без учета их экономических, политических возможностей, законодательных основ, а самое главное ментальной отчужденности от Западной Европы, сегодня большинство стран Восточной Европы не вписались в общеевропейский дом.

Отсюда и торжество праворадикалов практически на всем восточном пространстве. Это проблема четко была демонстрирована при кризисе от наплыва беженцев. Если бы восток ментально бы был близок к западу, этот кризис можно было бы преодолеть, распределяя беженцев пропорционально, согласно нуждам и возможностям каждой страны. Но, в свете происходящего, стало понятно, что Европа поспешила с расширением на восток.


TajInfo.Org : Абсолютно понятно, что сегодня со стороны руководства двух братских стран достаточно проявить искреннее желание снять этот пресловутый визовый режим, и если такое желание появиться в мыслях руководителей республик, то и инструменты будут найдены быстро. Мнение экспертов на эту тему приводим ниже.

Пулат Ахунов: Здесь выдумывать нечего. Надо просто и незатейливо отменить визы. Необходимо вообще выбросить на свалку Истории термин «виза» применительно к отношениям двух братских народов.

Вместе с тем, чтобы не было беспорядка в некоторых вопросах, касающихся иностранных граждан – их трудоустройства, учёбы, медицинского обслуживания, пенсионного обеспечения и т.д., соответствующим экспертам с обеих сторон необходимо совместно продумать и проработать их регламент.

Необходимо незамедлительно восстановить полноценное транспортное сообщение между населёнными пунктами обеих стран: авиационное, железнодорожное, автомобильное. И даже – велосипедное (это не шутка). К сожалению, в узбекско-таджикских отношениях сохраняются две реальные, обусловленные объективными причинами проблемы, требующие совместной кропотливой работы по их устранению или решению.

таджикистан, узбекистан, граница, мины
Фото: dw.com

Речь идёт о заминированных участках узбекско-таджикской границы и строительстве Рогунской плотины. Первая из них, безусловно — на совести узбекской стороны. Однако, есть сведения, что Узбекистан сегодня не способен самостоятельно провести работы по разминированию границ. Вопрос, насколько знаю, упирается в карты минных полей, которые то ли утрачены, то ли их не было вообще.

Потому я призвал бы таджикскую сторону не проявлять сегодня нервозность по этому поводу и совместно с Узбекистаном обратиться за помощью к специалистам из третьих стран. Необходимые при этом расходы должна нести, разумеется, только узбекская сторона.

Что касается проблемы Рогуна, то и здесь я бы призвал таджикские власти к большей сдержанности и ни в коем случае не политизировать этот вопрос. Допустим даже, что Ташкент здесь неправ, но надо понимать, что речь идёт о риске последующего безводья для обширных областей Узбекистана, к слову сказать, в значительной степени населённых этническими таджиками.

А о возможности аварии плотины даже думать страшно. И опять-таки, под ударом весьма вероятного катаклизма остаются районы массового проживания этнических таджиков. Плотины строить тяжело, но демонтировать их в случае их несостоятельности вовсе невозможно без колоссального ущерба для нижележащих областей.

Потому, если строить, то только с взаимного согласия обеих сторон! Тем более, я сомневаюсь, что выгоды от продаж электроэнергии за границу скажутся на благосостоянии простых граждан Таджикистана.

Али Мастов: Во-первых, без взаимных уступок ничего не решится. Во-вторых, нужно обеим сторонам отложить амбиции в сторону и забыть о гордыне, сесть за дастархан и без каких либо предварительных условий начать говорить о проблемах.

Я более чем уверен, что неразрешимых проблем на свете не существует. Можно найти компромисс и по водным проблемам, и по Рогуну, и по границам и т.д. Учитывая то, что наша страна несравнимо больше теряет от нынешних сложных отношений, она должна быть более заинтересована в снятии этой напряженности. Для этого необходимо использовать все доступные нам мирные методы. Чем быстрее, тем лучше. Встречаться раз в пять-шесть лет, это не выход из положения, а лишь имеет обратный эффект.

Алим Шерзамонов: Снятие всяких ограничительных мер на наших границах, намного упростило бы жизнь простых граждан обеих стран. Люди на протяжении веков жившие без видимых границ и имеющих тесные узы родства по обеим сторонам границы, имели бы возможность чаще посещать своих родных, экономический оборот между странами вырос бы в разы.

Именно эти факторы и должны стать решающим доводом в принятии решения руководствами республик о снятии визового режима. Лидеры стран должны сесть за стол переговоров, обсудить имеющиеся проблемы и в конечном итоге на взаимовыгодных условиях поставить точки. А следующий шаг – это, безусловно, категоричная отмена виз между нашими странами.


TajInfo.Org : Конечно, любой здравомыслящий человек понимает, что отсутствие таких преград между двумя братскими и соседними странами может быть только благом. Но, тем не менее, уже на протяжении многих лет визовый режим имеет место быть. Мы попытались выяснить у экспертов, что они думают о возможных сроках снятия визового режима, однако их мнения в этом вопросе резко разошлись.

таджикистан, узбекистан, визовый режим
Фото: ria.ru

Пулат Ахунов: Объективных причин для визового режима между нашими республиками нет. Его существование зависит исключительно от воли двух персон. А раз так, то он может быть отменён в любой миг, предсказывать какие-либо сроки – бессмысленное занятие. Несомненно одно – визовый режим будет снят именно в обозримом, недалёком, будущем. Необходимость этого решения диктует сама логика жизни.

Али Мастов: К сожалению, при нынешних руководителях восстановить добрососедские отношения, о которых мечтают миллионы простых узбеков и таджиков, будет крайне сложно. Болезнь очень запущена. Амбиции чрезмерно высоки.

Справедливости ради, отмечу, что у Каримова со всеми его соседями натянутые отношения. Но если как следует не взяться за снятие напряжения в наших отношениях сегодня, то мы будем отдаляться друг от друга все дальше и дальше. Уже выросло целое поколение, которое не знает, что совсем недавно между нашими странами не было ни границ, ни тем более виз.

Алим Шерзамонов: Как я отмечал ранее, к сожалению, при существующих режимах в наших странах визовые ограничения не будут либерализовываться, более того, они продолжат ужесточаться. И если не произойдет что-то серьезное, что могло бы подтолкнуть руководство стран к сближению, не стоит ожидать снятия визового режима.


TajInfo.Org : Редакция портала TajInfo.Org выражает благодарность экспертам, нашедшим силы и время обсудить столь важный для народов наших стран вопрос. Остается только уповать на Всевышнего, что здравый смысл восторжествует, и власти обеих стран, в конце концов, найдут в себе силы и волю сесть за стол переговоров, начнут диалог по урегулированию острых вопросов во взаимоотношениях, найдут золотую середину и смогут во имя наших народов договориться между собой. Визовый режим между двумя братскими народами и соседними странами должен быть отменен. Сегодня к этому готовы все, и простые граждане, и предприниматели, и ученые, но только не политики…


Портал TajInfo.Org, 14 августа 2016 года
Беседовал Саид Сафаров.

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*