Мнение: Таджикистан, Рахмон, ислам и социальный взрыв

таджикистан, эмомали рахмон, нищета
В стране сужается область применения русского языка и увеличивается количество радикально настроенной молодежи.

«Если в ближайшее время официальный Душанбе не предпримет реальные шаги по смягчению ситуации — социальный взрыв будет неизбежен», — аналитик из Таджикистана на условиях анонимности рассказал ИА REGNUM о текущий настроениях населения этой среднеазиатской страны.

ИА REGNUM: Как в Таджикистане воспринимают возможность вступления в Евразийский Экономический Союз?

По-разному. Мое мнение — если Таджикистан станет членом экономического объединения, в республике ухудшится внутренняя ситуация. Таджикский малый и средний бизнес будет уничтожен крупными российским и казахскими компаниями. Итогом этой борьбы производителей будет гибель более экономически слабого производства — как это сейчас происходит в Казахстане.

Единственный плюс — улучшение положения таджикских мигрантов в России. В этом случае, количество желающих переехать в Россию увеличится даже среди представителей среднего класса. Они просто перенесут свой бизнес, деньги в Россию, и будут работать и развиваться. Это еще больше усугубит трудную экономическую ситуацию в Таджикистане.

ИА REGNUM: У Таджикистана существуют спорные территории с соседней Киргизией. Можно ли решить этот вопрос, используя ЕАЭС в качестве площадки для переговоров?

Решением приграничных вопросов Таджикистан и Киргизия занимались и до появления Евразийского Союза. Результаты, а точнее их отсутствие — показательно. Присутствие данной организации «за спиной» Бишкека никак не усилило желание сторон решить вопрос спорных территорий. Особенно сейчас, когда Киргизия фактически не выполнила одно из условий вступления в ЕАЭС — приведение своих границ, которые стали внешними границами объединения, в порядок.

В результате старые контрабандные пути на таджикско-киргизской границе действуют до сих пор. Таджикистан является экспортером китайских товаров в страны Евразийского Союза через налаженную сеть, которая успешно работает многие годы.

Так как экономический союз изначально создавался для защиты внутреннего рынка от китайской продукции, то проблему дырявых границ надо решать сегодня, пока Таджикистан не вошел в ЕАЭС. Ведь если республика когда-нибудь станет участником объединения — необходимость в приведении порядка границ вновь отпадет.

ИА REGNUM: Выше Вы упоминали про таджикских трудовых мигрантов, работающих в России. Как сейчас обстоят дела с русским языком в Таджикистане?

Это действительно проблема. Ситуация ухудшается постоянно и уже довольно давно — с момента развала Советского союза. Связано это, в первую очередь, с оттоком этнических русских из республики. На сегодняшний день они составляют меньше одного процента населения — то есть, всего лишь около 50 тысяч человек.

Со временем уменьшилось число преподавателей русского языка в школах и университетах. Ситуация показывала настолько негативную динамику, что несколько лет назад президент Таджикистана Эмомали Рахмон официально обратился к правительству России и заявил о готовности принять преподавателей русского языка.

Конечно, огромное количество трудовых мигрантов вынужденно учат русский язык. Но эти знания ограничиваются заучиванием некоторого набора фраз, необходимых для работы. Область применения русского языка ограничена крупными городами — Душанбе и Ходжентом. Но и то, свободно разговаривает на русском языке только городское население. Остальные граждане учат язык в школе уже как иностранный и слышат русскую речь при просмотре российских телеканалов.

ИА REGNUM: Некоторые эксперты считают, что в Таджикистане наблюдается рост протестных настроений. Так ли это?

В каждой тоталитарной стране существуют протестные настроения. Таджикистан — не исключение. Вопрос только в том, как власти управляют этим. Искусные правители время от времени «спускают пар» различными путями, чтобы в стране не вспыхнули митинги и революции.

К сожалению, правительство Таджикистана в этом вопросе до сих пор надеется на последствия гражданской войны и на то, что народ больше не захочет повторений этих событий.

Президент Рахмон практически на каждом своем выступлении напоминает об этих событиях, отмечая, что главное жить в мире и без войны. Однако в Таджикистане выросло новое поколение людей, которое не видело гражданской войны. Протестные настроения преобладают именно среди этой части населения, молодых, работоспособных граждан, которые из-за отсутствия работы вынуждены покидать страну и становиться трудовыми мигрантами.

Сейчас из-за экономического кризиса значительная часть мигрантов вернулась в Таджикистан. Но на родине для них по-прежнему нет рабочих мест. Естественно, недовольство копится. Средний класс тоже сильно страдает от действия властей: постоянных рейдерских захватов бизнес-компаний родственниками президента, систематических проверок и вымогательств со стороны проверяющих структур.

В целом это влияет на общее настроение населения. Если в ближайшее время власти Таджикистана не предпримут реальные шаги по смягчению ситуации — социальный взрыв будет неизбежен. Этим воспользуются определенные группы лиц, которые с удовольствием усугубят конфликт. Например, экстремистские организации.

ИА REGNUM: Насколько успешно ведется борьба с приверженцами радикальных религиозных течений в Таджикистане?

В силу активной работы различных исламских сект на территории страны, количество радикально настроенных граждан растет. Эта динамика актуальна уже около 15 лет.

Власти Таджикистана жестко ведут борьбу: многочисленные аресты, большие тюремные сроки за инакомыслие, полный контроль деятельности мечетей вплоть до назначения имамов (единственная в Средней Азии политическая партия религиозного толка — Партия исламского возрождения Таджикистана — объявлена террористической организацией и запрещена с 2015 года, — прим. ИА REGNUM). В последние два года правоохранительные структуры идут, в том числе, на незаконные и изощренные методы — отлавливают бородатых мужчин на улице и насильно сбривают им бороды.

Владельцев магазинов и супермаркетов, кафе и ресторанов, которые принципиально не торгуют алкоголем, власти вынуждают продавать спиртные напитки. Фактически борьба с экстремизмом в Таджикистане превратилась в борьбу с исламом. Тем не менее, это не мешает президенту Таджикистана Эмомали Рахмону совершать хадж вместе с семьей и справлять все исламские ритуалы.

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*