Референдум и новая война в РТ: предречение и опровержение

В российских СМИ замелькали заголовки со словосочетанием «предречение новой гражданской войны в Таджикистане».  В частности на сайте Lenta.Ru была опубликована статья, содержимое которой мы приводим ниже.

Таджикистан. Гражданская война
Таджикистан. Гражданская война, начало противостояния. Фото Виктории Ивлевой.


Аз есмь Рахмон

Таджикистану предрекли гражданскую войну из-за бессрочного правления президента

Референдум в Таджикистане, предоставивший действующему президенту республики Эмомали Рахмону возможность бессрочного правления, прошел чинно и с предсказуемым результатом: по официальным данным, нововведение поддержали 94,5 процента граждан. Эксперты и общественные деятели предсказывают, что страна под руководством Основателя мира и Лидера нации (титулы Рахмона) готовится переиграть гражданскую войну 1992-1997 годов и пересмотреть ее итоги.

Эмомали Рахмон
Эмомали Рахмон
Фото: Mike Segar / Reuters

Снятие запретов

Референдум 22 мая по изменениям и дополнениям в конституцию республики проходил спокойно. В понедельник, 23 мая, руководитель Центризбиркома Бахтиер Худоерзода сообщил, что большинство граждан — 94,5 процента — проголосовали за предложенные изменения. Поправок в конституцию было много, большая часть являлась уточнением терминов и, очевидно, маскировала «судьбоносные» изменения, действительно имеющие значение для политической жизни республики, — два параграфа в статью 65. Первая поправка ограничивала возраст кандидата на пост президента республики всего лишь 30 годами и устанавливала новое требование — наличие высшего образования.

Вторая поправка отменяет ограничение на пребывание главы государства у власти более двух сроков подряд. Запрет отныне «не распространяется на Основателя мира и национального единства — Лидера нации (официальные титулы Эмомали Рахмона — прим. «Ленты.ру»)». При этом статью 73 дополнили примечанием: «Члены правительства (…) приносят присягу президенту Республики Таджикистан» — далее по тексту термин «местная власть» заменяется словами «местные органы государственной власти». Законоведы в Душанбе справедливо рассудили, что не всегда местная власть бывает органом государственной власти, и от греха подальше убрали смущающую умы формулировку.

Все эти нововведения, к слову, предварены одним разъясняющим предложением в самом начале конституции: «форма правления Республикой Таджикистан является президентской». Для понимания того, чью власть укрепляет новая редакция Основного закона, не нужны толкования политологов или специалистов по региону. Пояснение тут требуется только одно: снижение возрастного ценза для кандидатов в президенты даст возможность баллотироваться на высший пост страны, например, старшему сыну президента Рустаму Эмомали на выборах 2020 года — когда ему исполнится 33.

Таджикистан, гражданская война
Первые жертвы гражданского противостояния в Таджикистане в 1992 году
Фото: Sovfoto / Universal Images Group / East News

Смерть героев

Референдум стал логичным окончанием процесса, который идет с начала 2000-х и фактически пересматривает итоги гражданской войны, завершившейся в 1997 году. В 1997-м стороны, казалось, пришли к компромиссу: правительство согласилось включить представителей вчерашних противников в состав государственных органов и силовых структур, вооруженная оппозиция изъявила желание уважать легитимность власти. Однако с течением времени Душанбе показал, что прекращение боевых действий — скорее передышка в политической борьбе. Шаг за шагом правительство вытесняло противников из власти. Лидер оппозиции Саид Абдулло Нури возмущался, но не использовал свой авторитет, чтобы не «раскачивать» обстановку в стране. После смерти Нури в 2006 году некоторые его соратники высказывали убеждение, что известного политика устранили.

В 2010 году бывшие члены Объединенной таджикской оппозиции напомнили, что готовы отстаивать свои интересы не только в легальном поле: правительственным силам республики пришлось подавлять сопротивление бывших боевиков в Раштском районе. Другой конфликт интересов — полевые командиры не поделили рынок контрабандных сигарет — в 2012 году закончился вооруженным восстанием в Горно-Бадахшанской автономной области. В ходе столкновений был убит генерал Госкомитета нацбезопасности Абдулло Назаров. В 2014 году из жизни ушел еще один герой гражданской войны — легендарный командир правительственного спецназа, соратник Рахмона, 53-летний Сухроб Касымов. В 1998 году подразделения Касымова спасли Душанбе от мятежа другого успешного военачальника — Махмуда Худойбердыева. В 2007 году Касымов уволился с должности начальника отдельной оперативной бригады специального назначения МВД, а 2012-м уступил пост руководителя Федерации футбола Таджикистана Рустаму Эмомали.

В марте 2015-го в Стамбуле был застрелен Умарали Кувватов — при обстоятельствах, которые, как отметили в международной правозащитной организации Human Rights Watch, «указывали на причастность или молчаливое согласие таджикских властей». История Кувватова крайне показательна: лояльный и успешный бизнесмен начал совместное дело с Шамсулло Сохибовым — зятем Рахмона. Конфликт между партнерами привел к тому, что Кувватов уехал из страны и стал радикальным оппозиционером.

Наконец, громкая история случилась в сентябре прошлого года: правительственные СМИ сообщили о мятеже генерала Абдухалима Назарова (Назарзоды), заместителя министра обороны по вооружениям. Назарзода ранее звался полевым командиром сил Объединенной таджикской оппозиции (ОТО) Ходжи Халимом. Боевикам ОТО в 1990-е годы противостояла правительственная армия и «Народный фронт», поддерживаемый будущим президентом Эмомали Рахмоном.

Абдухалим Назарзода
Бывший полевой командир, генерал Абдухалим Назарзода успешно вошел в послевоенный истеблишмент республики
Фото: RFE / RL

Зачем прекрасно вписавшемуся в истеблишмент Таджикистана и находившемуся на ключевой должности (в недавно воевавшей стране, где «через речку» — Афганистан, ведь оружие — котирующаяся по обеим сторонам границы валюта) нужен был мятеж? Официальная версия Душанбе — происки Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ): дескать, сколько экстремиста ни корми, он все мятежи готовит. В середине сентября 2015-го генерал был ликвидирован правительственными силами, а в конце того же месяца в республике была запрещена Партия исламского возрождения. В октябре старшего сына Мухиддина Кабири, лидера уже запрещенной ПИВТ — Рухулло Тиллозоду — обвинили в финансировании мятежа Назарзоды. Правоохранительные органы заявили, что столкновения мятежников с силовиками в Вахдате и Душанбе были спланированной акцией ПИВТ по дестабилизации ситуации в республике.

Дело мира

После того как все значимые участники гражданской войны ушли со сцены (или были уведены, как утверждают противники Рахмона), пришла пора законодательно закрепить завоевания политического прогресса: в декабре 2015-го президент республики подписал закон «Об основоположнике мира и согласия — Лидере нации». Основоположником мира и согласия и Лидером нации, разумеется, был объявлен Рахмон. Закон утверждает гарантии неприкосновенности Лидера нации после его ухода с поста президента и его социального обеспечения. Как пояснил член верхней палаты парламента республики Мухаммадюсуф Имомзода, такой титул для главы государства является «отражением народной любви к своему славному сыну», а никоим образом не проявлением культа личности.

Населению разъяснили, что такие нормативные акты — норма для развитых стран. Пресс-служба президента в пример привела Казахстан, где в 2010 году парламент принял поправки в законодательство, присваивающие главе республики Нурсултану Назарбаеву титул Елбасы (в переводе с казахского — «лидер нации»).

Как видно, успешное укрепление президентской власти в Таджикистане сопровождается уходом из легального политического поля не только бывших или действующих противников, но и соратников и союзников. Гражданская война в республике была остановлена при значительных, если не решающих усилиях Москвы, Ташкента и Тегерана. Собственно, изначально именно «военные советники» из Узбекистана и составляли основу правительственных вооруженных сил. Тем не менее сегодня у благодарного Душанбе крайне прохладные, на грани скрытой враждебности отношения с Ташкентом и очень странные — с Москвой. У Рахмона, например, собственное видение союзнических отношений. Так, в начале 2016 года он отправился обсуждать вопросы борьбы с терроризмом в Саудовскую Аравию, в то время как Россия активно поддерживала официальный Дамаск в борьбе с экстремистами.

«Появление неуправляемой территории»

На этом фоне комментарии по поводу референдума, отличные от приветственных, звучат особенно резонансно. 23 мая глава общероссийского общественного движения «Таджикские трудовые мигранты» Каромат Шарипов заявил, что в Таджикистане возможен государственный переворот и гражданская война: «Он (Рахмон — прим. «Ленты.ру») не знает о реальных проблемах страны, нам поступает множество обращений, люди просят помощи. (…) Война еще впереди». Можно было бы списать заявление Шарипова на вечную обиду оппозиционера, но ранее, в конце марта, специалисты российского экспертно-аналитического центра — международного дискуссионного клуба «Валдай» —назвали угрозой для России, в частности, «обвал одного из слабых и бедных центральноазиатских государств и появление на его месте неуправляемой территории, где правят вооруженные банды, по-своему трактующие шариат».

Каромат Шарипов
Глава «Таджикских трудовых мигрантов» Каромат Шарипов
Фото: Юрий Мартьянов / «Коммерсантъ»

Эксперты констатировали, что «действующая власть обостряет игру, следуя по пути запрета системной исламистской оппозиции»: «Эта мера рассматривается как нарушение статус-кво, базовых правил мира, завершившего пятилетнюю гражданскую войну 1992-1997 годов».

Словом, ситуация развивается предсказуемо. На следующий день после референдума глава миссии наблюдателей СНГ Владимир Гаркун заявил, что «референдум прошел в свободной открытой атмосфере, населению была предоставлена возможность свободного волеизъявления», и подчеркнул, что голосование показало высокую ответственность населения за будущее республики. Судя по всему, кроме оставшихся в стране граждан отвечать за ее будущее действительно больше некому.

Филипп Прокудин



Однако…

В свою очередь на сайте движения «Таджикские Трудовые Мигранты» было опубликовано опровержение подобным публикациям, где глава ООД «ТТМ» заявил о том, что его слова неверно были интерпретированы журналистами. В частности, в своём опровержении Каромат Шарипов заявляет:

Непонимание, некорректная журналистская интерпретация моих ответов на вопросы журналиста из «Национальной службы новостей» в интервью по случаю референдума,проводимого в Республике Таджикистан, и дальнейшее тиражирование под хлесткими названиями этих ответов средствами массовой информации на страницах печати и в интернете, создают миф о наличии угрозы гражданской войны в Таджикистане.

Разумеется, нельзя ограничивать СМИ в свободе писать на «жареные темы» под хлесткими названиями, что означало бы отказ от демократического принципа свободы прессы. Но в данном случае речь идет о судьбе мой исторической Родины, патриотом которой я являюсь.

Когда я говорил о том, «что пока на земле живут люди нельзя избегать войны, это касается всех народов СНГ», то я то фактически повторил слова Папы Римского Франциска, который накануне празднования христианского Рождества сказал о том, что «весь мир находится в состоянии войны».

Наши таджикские мудрецы говорили, что «зрячий во тьме хуже слепого».

Для большого пожара сегодня не хватает только маленькой искры. Нельзя вводить народ в заблуждение, как это в частности делали руководители СНГ Акаев, Бакиев, Янукович, которые бросили свой народ и умчались в другие страны. А ведь за них также голосовали, и проводились референдумы.

Не должны лидеры стран брать на себя миссию пророков. Всенародно избранные национальные лидеры не должны поощрять славословие льстецов, должны пресекать безудержную хвалу в свой адрес. Должны спуститься с пьедестала славы, должны знать о реальных проблемах простых людей.

«22 мая в Таджикистане состоялся референдум. Руководитель ЦИК Бахтиер Худоерзода сообщил, что большая часть граждан республики — 94,5 процента — проголосовали за изменения в конституцию. На референдуме избиратели отвечали на вопрос: «Принимаете ли вы изменения и дополнения, внесенные в конституцию страны?».

Конституция Таджикистана была принята в 1994-м, в 1999 и 2003 годах путем референдумов в нее вносились поправки.

Гражданская война в Таджикистане, которая длилась с 1992 по 1997 г.г., должна служить для нас историческим уроком.

Конфликт завершился после подписания соглашения между правительством и оппозицией и создания «Комиссии по национальному примирению», и мы должны сегодня свято хранить этот мир, не давая ни малейшего повода для новой гражданской войны.

 

1 Comment on Референдум и новая война в РТ: предречение и опровержение

  1. Иншааллох дар Точикистон сулху субот боки мемонад. Чодугарои нахзатиёра мекапан зинокорора мекапан конечно бад Аллох Точикистона нигох мекна

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*