Процесс над Бузургмехром Ёровым продолжится 10 мая

Как сообщалось ранее на портале TajInfo.Org, 3 мая 2016 года состоялось судебное заседание над Бузургмехром Ёровым и Нуриддином Махкамовым. Джамшед Ёров – брат таджикского адвоката Бузургмехра Ёрова, присутствовавший на заседании, опубликовал на своей странице в Facebook подробности произошедшего. Представляем вниманию наших читателей текст сообщения (допущены некоторые исправления в грамматическом плане).


По техническим причинам я не смог сразу после окончания судебного процесса над Бузургмехром Ёровым написать в Фейсбуке про то, что случилось на суде, как он проходил.

Бузургмехр Ёров, согласно части 2 статьи 63 Уголовно процессуального кодекса РТ, до начала судебного следствия заявил об отводе сначала судьи, а потом и всего состава суда.

Джамшед Ёров, Бузургмехр Ёров, преследование адвокатов, Таджикистан
Джамшед Ёров. Фото: Facebook

Отвод был не только устным, но и письменным – Бузургмехр Ёров и Махкамов Нуриддин, ещё до начала судебного заседания подготовили письменный отвод с указанием всех их доводов.

Одним из оснований для отвода судьи являлось то, что судья обязан вернуть уголовное дело на дополнительное расследование ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального законодательства и не приобщения следователями доводов и фактов Ёрова в свою защиту.

В связи с этим Бузургмехр Ёров потребовал от суда предъявить ему 13-й том уголовного дела для подтверждения своих слов. На это судья ответил, что в законе не предусмотрено, чтобы судья давал подсудимому том уголовного дела. Бузурмехр ответил, что в законе это также и не запрещено. Тем самым судья не дал возможности Ёрову обосновать один из своих доводов для отвода.

Вторым обоснованием отвода судьи была ссылка Ёрова на статью 19 Конституции РТ, где сказано, что каждый ВПРАВЕ ТРЕБОВАТЬ, чтобы его дело было рассмотрено компетентным, независимым и беспристрастным судом, учрежденным в соответствии с законом. Для этого Ёров потребовал, чтоб судья, народные заседатели и гособвинитель предъявили присутствующим на судебном заседании свои служебные удостоверения.

Но и это требование Ёрова было отвергнуто, то ли потому что у них не было удостоверений или потому, что они не знали, что делать в такой ситуации.

На судебном заседании присутствовал «потерпевший» Халезин, который не владеет таджикским языком. По этому поводу и для обоснования своих доводов Ёров доказал, что судья обязан был предоставить человеку, не владеющему государственным языком, переводчика, чего судья не сделал.

Далее Ёров обосновал зависимость суда от государственных структур и определенных госслужащих, препятствующих судье быть объективным и беспристрастным на судебном заседаний. Ввиду определенных возможных негативных последствий в отношении меня за эту публикацию, я воздержусь от конкретизации этого довода Ёрова Бузургмехра.

На суде Бузургмехр Ёров был в своей адвокатской мантии. Когда конвоиры потребовали чтоб он снял её, Бузургмехр категорически отказался и сказал, что он все еще адвокат, а не заключенный, чтобы одеваться во что попало. И если против него даже будет применена сила, он не снимет мантию.

Ёров также обратил внимание судьи на действия секретаря судебного заседания, который вместо того чтобы вести протокол судебного заседания, сидел и слушал его, и никак не мог полностью фиксировать слова и доводы подсудимых.

После этого судья встал и собрался выйти в совещательную комнату для принятия решения. На что Ёров потребовал, чтоб были соблюдены нормы уголовно-процессуального права, и были опрошены мнения гособвинителя и «потерпевших» об отводе.

После этого законного требования судье ничего не оставалось, как спросить мнения присутствующих об отводе, затем суд удалился в совещательную комнату для принятия решения.

Решение было сформулировано после более чем часового перерыва – естественно суд отказал в удовлетворении отвода самого себя.

Судебное заседание перенесено на 10 мая.


Напомним, что политически мотивированное уголовное преследование Бузургмехра Ёрова таджикскими властями началось после того, как он начал исполнять свой служебный долг по защите репрессированных членов политсовета партии исламского возрождения Таджикистана, которая была запрещена в Таджикистане через некоторое время после известных событий сентября 2015 года вокруг экс-замминистра обороны РТ Абдухалима Назарзода.

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*