Повелитель арийцев. О нас в России.

Уважаемые читатели! Редакция портала TajInfo.Org представляет Вашему вниманию статью о Таджикистане и Рахмоне (к сожалению, сегодня – это одно и то же), опубликованной на одном из самых популярных российских сайтов — SLON.RU. 

Право делать выводы предоставляется только вам. Искать здесь виноватых или правых сложно или, пожалуй, «неосторожно»… Сейчас обыденно за защиту своего народа становиться «разжигателем межнациональной розни» со стороны некоторых представителей таджикского общества, не будем называть имен, но их много, и это угнетает…

Однако, это то, что вещают о нас в теперь уже чужой стране, в которой путём мучений, унижений и смертей нашим согражданам хоть как-то удается прокормить своих родных и обильно подкормить родных Рахмона…

Кажется, что лучшая оценка всего происходящего сложится у вас в умах без всяких домыслов со стороны.


Эмомали Рахмон, Таджикистан, культ личности

Повелитель арийцев. Чем обернулся культ личности в Таджикистане

В Таджикистане продолжает набирать обороты культ личности президента Эмомали Рахмона, находящегося у власти около 20 лет. На днях стало известно, что для жителей одного из райцентров, пожелавших с ним встретиться, были установлены особые требования – «высокий рост, грамотная речь и арийская внешность». Местная жительница, которую чиновники под этим предлогом не пустили к главе государства (она хотела поблагодарить его за то, что ее включили в президентскую квоту при поступлении в вуз), рассказала об этом журналистам. Она опубликовала и копию письма, полученного из районной администрации.

Ритуалы

После того как история получила огласку, местные власти стали оправдываться. Одни заявили, что особых требований для встречи с главой страны не было, другие – что критерии были, но касались не всех граждан, а только эстрадных исполнителей. Источник в районной администрации, беседуя с журналистами, утверждал, что вообще не знает, «кто придумал эти критерии».

Можно предположить, что все это лишь неуклюжая попытка местных чиновников угодить президенту (по неофициальным данным, чиновницу, отправившую упомянутое письмо, позднее «отчитали»). Сами ли они придумали проверять людей на «арийскую внешность» – в соответствии с официальной идеологией, развивающей тезис о таджиках как о потомках древней арийской цивилизации, – или позаимствовали это из какой-то директивы, неизвестно.

«Обычная картина во время визитов главы государства в регионы страны: президент выслушивает – приветствия детей, стариков, женщин, служащих, поэтов, писателей, которые, к слову, по два-три часа ждут его прибытия, как говорится, и в зной и в стужу, – описывало происходящее одно из местных агентств. – Затем следует возвеличивание Рахмона до уровня солнца, до должности создателя всего. И в конце – многочисленные пожелания вечной жизни и готовности вечно служить под его руководством».

Такие ритуалы, по словам местных журналистов, происходят повсюду, куда приезжает президент. Сам он формально осудил эту практику несколько лет назад. Однако и после этого она сохранилась.

Звания

В странах бывшего СССР самый мощный культ личности был создан при правлении Сапармурата Ниязова – Туркменбаши («Отца туркмен»). Прижизненные статуи, переименование заводов и школ в его честь, портреты везде, где только можно, клятва верности президенту (с нее начинали утро школьники и госслужащие), священный статус его книги «Рухнама» (обязательной для изучения), многочисленные награды и звания (включая пять звезд Героя Туркменистана) – все это оставило других авторитарных правителей далеко позади.

В Таджикистане культ личности президента был гораздо менее развит. Однако в последнее время Рахмон и его почитатели стали наверстывать упущенное. В конце прошлого года ему присвоили официальный статус «Лидера нации» и «Основателя мира и национального единства». Закон, принятый специально для этого, сохранял за Рахмоном пожизненное право влиять на политику государства – даже после отставки с поста президента – и освобождал его от ответственности «за действия в период исполнения полномочий главы государства».

Закон был принят местным парламентом, в котором большинство контролирует пропрезидентская Народно-демократическая партия. Очевидно, что без санкции самого Лидера нации этого бы не произошло. Дистанция, отделяющая таджикскую модель от туркменской, стала быстро сокращаться. Новый президентский титул уже отметили книгой (ее презентовал Союз писателей Таджикистана) и песней «Эй, лидер нации!». Рахмона предложили выдвинуть на Нобелевскую премию (примечательно, что с этой идеей выступил его бывший соперник – формальный, по крайней мере – на президентских выборах, Хикматулло Насриддинов). В стране появился еще один праздник – День президента. Супругу Рахмона предложили объявить «лидером исламских женщин» (его самого местные спортсмены ранее объявили своим Верховным тренером).

Этим дело не ограничилось. В Таджикском национальном университете стали читать лекции на тему «Эмомали Рахмон – архитектор нового государства таджиков». Среди студентов объявиликонкурс на лучшее сочинение о Лидере нации. В честь Рахмона назвали село и фруктовый сад, посаженный на юге страны.

В прессу попала и история с «пояндозом» – куском ткани, который постелили под ноги Рахмону во время одной из его поездок по стране. Позднее материю, по которой прошел Лидер нации, разделили между местными жительницами (распределением занимались местные власти). Формально это было частью народной традиции (пояндоз стелют перед уважаемыми гостями, а затем делят между присутствующими). Фактически – стало еще одним элементом культа личности. Как заявила одна из женщин, «мы взяли этот кусочек ткани с надеждой постелить под ногами наших детей на свадьбе, чтобы они стали такими же богатыми и властными, как Его Превосходительство».

Идеология

В Таджикистане в отличие от Туркмении пока нет своей «Рухнамы». Но кое-какие наработки в этом направлении есть – рассуждения на историческую тематику, которые власть пытается сделать частью идеологии. Если Ниязов превозносил «древних туркмен», утверждая, что они изобрели колесо, первыми стали выплавлять руду и вообще «внесли огромный вклад в становление жизни на Земле», то Рахмон – «арийскую цивилизацию».

Сам по себе тезис о таджиках как о потомках древних арийцев некоторые представители научного сообщества Таджикистана пытались развивать еще в советские времена. Они утверждали, что древняя арийская цивилизация существовала около восьми тысяч лет назад на территории Центральной Азии. Этим обосновывался и тезис о существовании «исторического Таджикистана», который, как утверждалось, включал в себя и территории современного Узбекистана.

2006 год в Таджикистане был даже объявлен Годом арийской цивилизации. В соответствующем указе президента говорилось, что это сделано «в целях изучения и пропаганды вклада арийцев в историю мировой цивилизации, воспитания поколения в духе национального самосознания».

Все это, с одной стороны, было призвано стать частью национальной идеологии. С другой – помогало обосновать претензии на земли соседнего Узбекистана. Сам Рахмон, по его собственным словам, в беседе с узбекским президентом Исламом Каримовым говорил, что собирается якобы «забрать Самарканд и Бухару». Хотя и не объяснил – как именно.

Экономика

Результаты правления Лидера нации, правда, оставляют желать лучшего. Таджикистан остается одной из самых бедных постсоветских стран. Средняя зарплата там, согласно данным Статкомитета СНГ, самая низкая в странах Содружества. Уровень недоедания, согласно исследованию 2015 года, самый высокий среди постсоветских стран ЦА (в мировом рейтинге Таджикистан занял 84-е место, Казахстан, – 16-е, Киргизия – 28-е).

По официальным данным, уровень бедности в стране с начала 1990-х годов снизился с 87% до 32%, однако во многом он сдерживается за счет переводов из-за рубежа, которые в последнее время сокращаются из-за экономического кризиса в России, где трудится большинство таджикских трудовых мигрантов. Только в 2015 году, по данным ЦБ РФ, сумма переводов сократилась примерно на 66% – до $1,2 млрд (в 2014 году она составляла $3,8 млрд, а годом ранее – $4,1 млрд).

Официальная безработица в стране невысока – лишь несколько процентов, в абсолютном выражении – десятки тысяч человек. Если же учитывать незарегистрированных безработных и трудовых мигрантов, которые уехали, не найдя приемлемой работы на родине, – цифра, по неофициальным оценкам, вырастает до сотен тысяч.

Зависимость Таджикистана от переводов из-за рубежа (в 2014 году они составили около 40% ВВП республики) приводит к тому, что при их сокращении уменьшаются и доходы местного населения. По данным Всемирного банка, с ноября 2015 по март 2016 года уровень доходов снизился более чем на 20%.

В основном, по оценке авторов исследования, это было связано с сокращением переводов, от которых зависят родственники трудовых мигрантов. Впрочем, для культа личности все это препятствием не является. Та же Северная Корея, которая в рейтинге недоедания расположилась неподалеку от Таджикистана, может служить этому подтверждением.

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*