Абдухалим Гафорзода: Российские депутаты пытаются внести вражду в отношения России и Таджикистана

Карими вместо Каримова: как таджиков заставляют менять русские фамилии

Официальный Душанбе резко раскритиковал позицию российских депутатов Госдумы, высказавшихся по поводу закона об именах, принятого таджикскими властями.

Абдухалим Гафорзода
Абдухалим Гафорзода. Фото: BBC

Заявление депутатов от ЛДПР было расценено как попытка вмешательства во внутренние дела Таджикистана и провоцирование раскола между странами.

«Мы независимое государство. У нас есть полное право придерживаться своих национальных традиций и ценностей. И нам не нужно указывать, какие решения принимать и что делать у себя в стране», — сказал в интервью Русской службе Би-би-си таджикский депутат Абдухалим Гафорзода.

Поводом для недовольства сторон стал вступивший в силу в Таджикистане закон, настоятельно рекомендующий своим гражданам (этническим таджикам) придерживаться национальных традиций и культуры при выборе имен и фамилий для своих детей.

В качестве ответа на фактический запрет использования в республике фамилий и отчеств с русскими окончаниями член комитета Госдумы по делам СНГ Илья Дроздов в интервью российским СМИ заявил, что в Госдуме предложили ввести визовый режим с Таджикистаном.

«Правильные» имена

«Я считаю, это слабость нашей политики, слабость России, это неумение защищать своих соотечественников. Достаточно звонка даже не кого-то из первых лиц нашего государства просто с прозрачным намеком, что, ребята, мы завтра вам перекроем границы и введем визы, и, я думаю, там у них все поголовно Ивановыми и Петровыми станут радостно и вспомнят, как они знали русский язык в советское время», — заявил Илья Дроздов.

По словам Абдухалима Гафорзоды, российские депутаты неверно истолковали информацию.

«Это мелочное поведение, недостойное духа стратегического партнерства между нашими странами», — прокомментировал он заявление Дроздова.

Таджикские чиновники составили специальный реестр, насчитывающий несколько тысяч имен, которые разрешено давать детям. По мнению властей, это облегчит для родителей поиск «правильных» и соответствующих национальным ценностям имен.

Над созданием каталога, в который вошли имена пророков, святых, классиков и ученых, в течение года работал правительственный комитет по языку и терминологии. По словам представителей комитета, со временем реестр может изменяться и дополняться.

Кроме того, этническим таджикам, имеющим русифицированные окончания фамилий -ов, -ова, -вич, рекомендуется подумать о замене их на таджикские, что, по мнению властей, будет доказательством патриотичности и любви к родине. Впрочем, официально закон не запрещает их носить.

Ранее президент Эмомали Рахмон призвал соотечественников отказаться от русифицированных окончаний своих фамилий и сам стал Рахмоном вместо Рахмонова.

Гордиться Каримзодом, а не Каримовым

Подчеркивается, что гражданам страны, не являющимся этническими таджиками, в виде исключения разрешено выбирать имена для детей в соответствии со своей культурой.

«Закон не запрещает таджикам носить привычные русские окончания в фамилиях, но вас могут обвинить в том, что у вас нет национальной гордости и патриотизма. Как вас могут принять на работу, если у вас нет любви к своей культуре?» — говорит Джалолиддин Рахимов, заместитель начальника Управления регистрации актов гражданского состояния.

«То же касается и ваших детей. Им в школе будут говорить, почему у нас таджикские фамилии, а у этих русские. И это в будущем, лет через десять, станет большой проблемой для этнических таджиков с русифицированными окончаниями в фамилиях. Чтобы предотвратить эти явления, вы должны уже сейчас менять свои фамилии», — пояснил он в интервью Русской службе Би-би-си.

«Если таджикский спортсмен с фамилией Каримов выступает на соревновании и становится чемпионом, то откуда людям знать, кто он, — таджик, казах, татарин, узбек или киргиз? — продолжает Рахимов. — А вот если он будет, к примеру, Каримзод или Карими, то мы однозначно уверены в том, что он таджик. И мы будет им гордиться».

Критики считают принятое решение прямым посягательством на свободный выбор родителей и их гражданские права.

«Я за то, чтобы мы знали свои национальные корни, развивали чувство национального достоинства, национального самосознания, культуру и традиции, углубленно изучали свою историю, литературу, письменность и язык. Но одними лишь указами и приказами добиться всего этого нереально», — считает гражданский активист и блогер Али Мастов.

«Нужно начинать с запущенной у нас культуры, науки и образования, так как именно через них, а не через замены суффиксов можно гарантированно поднять уровень развития и национального самосознания нашего народа, — отмечает он.

Никаких «топоров» и «веников»

Таджикам предлагается заменить окончания фамилий и отчеств -ов, -ова, -вич, -овна на национальные окончания — зод, -зода, -пур, -иён, -фар.

Новый закон запрещает нарекать детей именами, которые власти называют чуждыми национальной культуре, а также давать новорожденным «названия предметов, животных и птиц, использовать в именах слова, принижающие человеческое достоинство и разделяющие людей на сословия».

В частности, речь идет об именах, которые в переводе звучат как камень (Санг), топор (Таварали), волк (Гурт).

Запрещены также популярные в Таджикистане добавления к именам, имеющие религиозный характер, — такие как мулло, халифа, ходжа, шейх, вали, охун, амир, суфи.

Таджикские власти считают, что эти приставки нередко становятся причиной недопонимания между людьми и указывают на неравенство.

«Это рекомендация родителям, чтобы они давали красивые, звучные имена детям при рождении. Чтобы ребенок, когда подрастет, не чувствовал дискомфорта, называя свое имя. Если раньше мать и отец могли назвать ребенка «топором» или «веником», то теперь это законодательно запрещено», — говорит Джалолиддин Рахимов.

Сами таджики не встретили инициативу с ожидаемым энтузиазмом.

«Никто не спорит, что нужно соблюдать традиции, хранить и передавать будущим поколениям, — говорит жительница Душанбе Тахмина Рабиева. — Но составлять список обязательных имен — это посягательство [на родительскую свободу]».

С ней согласна другая жительница Душанбе Рухшона.

«Чувство патриотизма возникает не от окончания в фамилии. Оно бывает, когда ты защищен, у тебя есть работа, возможность получить образование. В стране миллион мигрантов, которые находятся фактически в бесправном положение в России, а мне говорят про какой-то патриотизм», — сказала Рухшона.

Часть культуры

Выбор имени на Востоке — часть культуры, которая связана с соблюдением национальных традиций и обрядов.

Неприметные имена обычно давались, чтобы Бог не забрал дитя. Считалось, что если у ребенка красивое имя, он становится заметнее, а значит — более уязвимым и может умереть.

Часто встречаются имена, в которых заложен вполне конкретный смысл. К примеру, у девочки по имени Бастгуль (в переводе буквально значит «хватит цветов») много сестер и родители надеются на рождение мальчика.

Если же перед вами Бозгуль, что значит «еще цветов», родители, наоборот, хотят рождения девочек. Также детей в Таджикистане называют в честь умерших предков, а также цветов, фруктов и даже овощей.

Многие семьи в Таджикистане при выборе имени до сих пор обращаются к представителям духовенства за советом. Многие родители уверены: имя определяет судьбу человека.

«В наших семьях в основном родители выбирали имена. Обязательно собирали людей, накрывали дастархан (стол), и старец после расспросов о том, что родители ожидают от своего ребенка, как звали его предков, придумывал имя новорожденному», — поясняет востоковед Бозори Тилавзод.

За последние несколько лет таджикский лидер Эмомали Рахмон провел несколько громких законодательных инициатив, вызвавших неоднозначную реакцию в таджикском обществе.

В рамках программы по сокращению бедности в стране отменили праздники «Прощание с букварем», «Последний звонок», выпускные вечера, а также рекомендовали гражданам придерживаться определенного количества гостей на праздничных, свадебных, религиозных и ритуальных мероприятиях.

Кроме того, власти Таджикистана ввели обязательный дресс-код для учителей и учащихся и раскритиковали женщин за ношение ими одежды, «чуждой национальным традициям».

Анора Саркорова, Русская служба Би-би-си

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*