В.Насимов: «Власть Рахмона и пассивность Кремля превращают РТ в китайскую провинцию»

Введенные в отношении России западные санкции сильно ударили по страдающей хронической дистрофией экономике Таджикистана. В республику возвращаются трудовые мигранты, безудержными темпами растет уровень безработицы. Согласно информации Агентства по труду и занятости населения Таджикистана, число рабочих мест в Таджикистане по сравнению с прошлым годом сократилось на 18%. Даже многие госкомпании начали увольнять своих сотрудников. По мнению руководителя кадрового агентства «Кадры+» Нозиры Муслимовой, это единственно возможный способ для их выживания.

Во избежание окончательного краха «рахмономики» власти республики готовы лечь под кого угодно и пойти на сделку даже с прародителем зла.

Фото: to-ros.info
Фото: to-ros.info

Лидерство по товарообороту с Таджикистаном на сегодняшний день принадлежит России, Китай же уверенно занимает второе место. Несмотря на это, темпы ежегодного прироста таковы, что в ближайшие годы КНР станет основным торговым партнером Таджикистана.

На данный момент Таджикистан использует более 2/3 китайских займов, поступивших в Центрально-азиатский регион. В 2015 году Таджикистан подписал соглашения с КНР об инвестировании в таджикскую экономику шести миллиардов долларов. Предполагаемая сумма инвестиций является колоссальной для постсоветского Таджикистана и составляет треть от общего объема ВВП. В таком случае Россия наверняка потеряет контроль над ситуацией.

Первым заместитель председателя Нацбанка Таджикистана Джамолиддин Нуралиев в интервью «Financial Times» заявил, что «Таджикистан может попасть в экономическую зависимость от Китая», но нужда в дополнительных инвестициях на фоне замедления экономики России делает выбор безальтернативным.

— Мы обозначим границу экспансии КНР, но не сегодня. Нам необходимо уравновесить один риск другим» — заявил чиновник.

В автодорожной отрасли республики китайские компании являются монополистами. Тому пример — проект строительства автодороги «Душанбе-Хорог-Кульма». Кроме того, китайская горно-металлургическая компания «CNMM» собирается вложить 250 миллионов долларов в разработку таджикского месторождения золота «Пакрут». Еще 100 миллионов долларов намерен вложить в аграрный сектор республики «Аграрный банк» КНР. Ожидается выделение нескольких льготных кредитов для строительства железной дороги «Душанбе-Курган-Тюбе», второй очереди Душанбинской ТЭЦ-2, а также создания предприятий по производству криолита, фтористого алюминия и сульфатной кислоты.

В Душанбе отмечают, что Россия пассивно инвестирует свой капитал в Таджикистан. Поэтому Душанбе прибегает к тактике откровенного шантажа, заявляя, что, если Москва не активизирует свою деятельность в республике, то может отойти на второй и даже на третий план. Рахмон долгое время пытался сделать ставку на развитие гидроэнергетики, но проект Рогунской ГЭС, который планировалось реализовать при участии РФ провалился. Взамен Пекин обещает реализовать проект ГЭС «Нурабад-1».

Российские спецслужбы все больше стараются посеять смуту среди жителей Горного Бадахшана. В их сознании ностальгия по советскому прошлому прочно связана не только с воспоминаниями о статусе ГБАО в СССР, но и с оппозиционностью по отношению к режиму Рахмона.

Другая проблема заключается в последовательной политике «возвращения к корням», проводимой Эмомали Рахмоном с марта 2008 года. С той поры началось удаление из таджикских фамилий славянского окончания. К примеру, сам президент стал именоваться Рахмоном. В республике введен запрет на проведение «Дня знаний» и «последнего звонка», а новогодние каникулы перенесены на период «Навруза». И наконец, принятие жесткого закона о государственном языке, обсуждение вопроса о возвращении к арабской графике и активизация сотрудничества с Ираном отнюдь не отвечают интересам Кремля. В этой связи показательно, что строительство Сангудинской ГЭС-2 осуществлялось совместно с ИРИ.

Военный аэродром в Кулябе передан натовцам. Финансирование Вашингтоном таджикских погранвойск послужило поводом для руководства РТ поставить перед Россией вопрос о передаче под ее ответственность таджикско-китайской и таджикско-афганской границы.

Если так пойдет и дальше, не исключено, что через какие-нибудь три-пять лет Россия окончательно утратит былой статус в регионе. А Таджикистан приобретет статус китайской провинции. Пассивность Кремля и пребывание у власти Эмомали Рахмона тому способствуют.

Владимир Насимов, ЦентрАзия

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*