Как деньги изменили общественное мнение о Сирии

В редакцию портала TajiInfo.Org поступила статья с частным мнением таджикского оппозиционного активиста Сайидюнуси Истаравшани о ситуации на Ближнем Востоке, а также в Сирии и соседних странах. В свете того, что статья не касается Таджикистана непосредственно, но относится к региональной геополитике, а также в свете того, что правительство Эмомали Рахмона взаимодействует с некоторыми геополитическими игроками, о которых сказано в этой статье, мы решили представить её вниманию наших читателей. Текст статьи на двух языках приведен ниже.

Примерно 6 лет назад в нескольких ближневосточных арабских странах и севере Африки начались народные волнения, которые впоследствии стали известны как «арабская весна». Волнения прокатились в таких странах как Тунис, Египет, Ливия, Бахрейн, Йемен и Сирия.


Нет сомнений в том, что эти народные волнения возникли спонтанно в результате гнева и недовольства населения этих стран. Однако деньги смогли полностью изменить ход событий и атмосферу так называемой «весны» настолько, что для мусульман понятия друзей и врагов смешались, вектор их внимания был направлен в сторону других проблем.


Это объясняется тем, что изменения в большинстве вышеупомянутых стран, воспринималось в Королевстве Саудовская Аравия как тревожный звонок для его существования. Ведь была высока вероятность того, что волна протестов и восстаний могла достигнуть Саудовской Аравии, и, с другой стороны, логичным итогом этих народных волнений могло стать падение авторитарных режимов и приход к власти исламских партий и движений подобных «Братьям мусульманам», как это произошло в Тунисе и Египте. Приход «Братьев мусульман», имеющих давние и глубокие корни в арабском мире, которое и в Саудовской Аравии имеет поддержку среди народа, означало конец правления такой безальтернативной власти как династия Саудитов.


Исходя из этого, с началом этих волнений династия Саудитов направила все свои усилия на их подавление, особенно в Египте и Тунисе. Однако их стремления оказались тщетными, и два поддерживаемых Саудовской Аравией диктатора в Египте и Тунисе – Бен Али и Хосни Мубарак, были свержены народом.


Бен Али удалось сбежать в Саудовскую Аравию, где он и живет поныне, но Хосни Мубарак предпочёл остаться в Египте, не приняв приглашения получения убежища в Саудовской Аравии. После победы братьев мусульман в Египте, Саудовское королевство ополчило все СМИ региона против «Братьев Мусульман» и выделило миллиарды долларов, чтобы в случае возникновения благоприятных условий свергнуть правительство «Братьев Мусульман» в Египте, и Саудитам это удалось.


Конечно, на эти средства, выделенные на свержение Мурси и «Братьев мусульман», Саудиты создали партии, состоящие из салафитов для того, чтобы в случае провала сценария свержения использовать их в роли политических оппонентов «Братьев мусульман». Эта репрессивная и предательская политика Саудовской Аравии стала причиной того, что саудовский королевский дом стал ненавистным в глазах народов региона, в особенности исламистов.


Для саудовского королевского дома, претендующего на лидерство в исламском мире, создавшаяся к нему ненависть была неприемлема, поэтому он должен был сделать всё, чтобы как-то избавиться от этой ненависти, что казалось невозможным, или перенаправить её в другую сторону, в то же время уверив народы региона в том, что Саудиты являются защитниками ислама и мусульман.


Итак, что сделали Саудиты?


В своей политике по отношению к Сирии и её «весне» саудовский дом принял прямо противоположную позицию, в отличие от Египта, Туниса и Бахрейна. То есть в Сирии Саудиты добивались того, чтобы Башар Асад был свержен, и их цель была абсолютно ясна.


Среди арабских стран Сирия являлась единственным союзником регионального противника Саудовского королевства – Ирана и в ирако-иранской войне поддерживала Иран. Саудовское королевство не терпело и не потерпит того, чтобы Сирия была союзником Ирана. По этой причине Саудиты начали вооружать сирийских протестующих – тех, кто был крайне недоволен ошибочной политикой Башара Асада, в этом проекте к Саудитам примкнули США, многие европейские государства и даже Турция, добиваясь свержения Башара Асада с целью привести к власти лояльного им человека.


С этой целью первое, что сделали Саудиты, и это им удалось – это то, что событиям, происходящим в Сирии, был придан религиозный характер. Была эмулирована ситуация, будто причина претензий к Башару Асаду была конфессиональной, то есть на карту была поставлена рознь между шиитами и суннитами. Было забыто, о том, что Асад был человеком секулярным и бааситом (членом и лидером партии «Баас»). Оставалось только надеть на Асада чёрную чалму шиитского проповедника.


Все СМИ региона, многие из которых финансировались Саудовским королевским домом, наряду с европейскими и американскими СМИ, приступили к травле мусульман суннитского исламского толка, создавая образ того, что Асад и его правительство убивают суннитов, и, к сожалению Саудиты преуспели в этой информационной войне. По этой причине мусульмане сунниты со всего света устремились в Сирию, а саудовское духовенство заявляло о том, что сунниты в Сирии находятся в опасности, и что джихад в Сирии идёт исключительно против шиитов.


По этой причине общественное внимание к Египту и Тунису ослабло и сконцентрировалось на Сирии – все мысли общественности арабского мира, в особенности его молодёжи, были о Сирии. «Братья мусульмане» были полностью забыты, и, кроме незначительной части арабской мусульманской молодёжи, никто не вспоминал о «Братьях мусульманах» и Мурси.


Ложная пропаганда, поддельные статистические данные, инсценировки, обсуждение шиитских и суннитских вопросов в арабских и даже западных СМИ приводили общество в ужас. Известный английский журналист Роберт Фиск в обращении к европейским политикам после взрывов в Брюсселе сказал:


«Это вы, политики и чиновники были причиной того, что арабская молодёжь, проживающая в Европе, направилась в Сирию и примкнула к ИГИЛ. Однобокое освещение ситуации в Сирии стало причиной того, чтобы арабская молодёжь была завербована и примыкала к ИГИЛ».


Агитационная машина Саудовского королевства настолько сильно повлияла на общественное мнение, что сегодня любого, кто по каким-либо причинам защищает Сирийскую республику и режим Башара Асада, объявляют шиитом. Кто бы он ни был.


Даже мусульманские журналисты и писатели, которые являются суннитами и не относятся к арабскому миру, обсуждая сирийский кризис, первое, что приходит им на ум – это споры о суннитах и шиитах. Никто не говорит о том, что в Сирии, так же как в Египте, Тунисе и других странах, часть народа поддерживает режим, а часть против него, и это не имеет никакого отношения к вопросу о суннитах и шиитах. Нет, обсуждается только суннизм и шиизм.


Отсюда можно сделать вывод, что деньги изменили общественное сознание. Деньги и СМИ, зависимые от Саудовского королевства, смогли полностью изменить общественное мнение в регионе и даже за пределами Ближнего Востока.


Но…


С изменением общественного мнения изменилась ли истина? Ни в коем случае! Сегодняшняя Сирия отличается от той, какой её представляют.


Один из моих друзей, который является гражданином Сирии и мусульманином суннитского толка, и во время начала конфликта он не был согласен с политикой Асада, недавно сказал мне:


«Сегодня абсолютное большинство сирийцев видят будущее своей родины в Асаде, государственных структурах, особенно армии. Да. Исключительно в сохранении власти Асада, которого когда-то считали диктатором.


Потому что арабы, особенно Саудовское королевство, поступили не по-человечески и не по совести, назвав нас, защитников режима, шиитами и «врагами суннитской общины», и теперь мы считаем, что арабы – наши враги.


Эта война рано или поздно закончится и Асад по собственному желанию уйдёт, но то что останется – это незаживающая рана, которую арабы нанесли нам, и это не скоро забудется !»


Это всё происходит, несмотря на то, что Асад не является суннитом или шиитом – он секуляр и басист, но союзник Ирана, считающего его своей красной чертой. Ведь в случае свержения Асада, Иран не сможет помогать своим союзникам в Ливане и Палестине.


Вот где скрыта истина.


Сайидюнуси Истаравшани


Вақте пул тавонист «фазо» бисозад…


Ҳудуди 6 соли пеш, дар чанд кишвари арабии Ховари Миёна ва шимоли Офриқо хезише мардумӣ рӯй дод, ки баъдҳо ба номи «баҳори арабӣ» маъруф шуд. Дар кишварҳое мисли Тунис, Миср, Либӣ, Баҳрайн, Яман ва Сурия. Дар ин ҳақиқат, ки ин хезишҳо худҷӯш ва ношӣ аз ғазаб ва хашми мардумони ин кишварҳо будааст, тардиде нест. Аммо «пул» тавонист раванди ин «баҳор»-ро ба куллӣ тағйир ва фазоро дигар бикунад, ба гунае ки дӯсту душман барои мусалмонон даромехта ва таваҷҷӯҳи онҳо ба масоиле дигар маътуф шавад.


Тавзеҳ он ки: дигаргунӣ дар бештари ин кишварҳо, барои подшоҳии Арабистони Саудӣ як занги хатар маҳсуб мешуд. Зеро, аз як тараф эҳтимоли расидани мавҷи ин хезиш ба савоҳили Арабистони Саудӣ вуҷуд дошт ва аз сӯйи дигар, натиҷаи табии ин хезишҳо, аз миён рафтани низомҳои диктотурӣ ва худкома ва рӯйи кор омадани аҳзоб ва гурӯҳҳое исломӣ назири Ихвонул-муслимин дар ин кишварҳо буд, чунон ки дар Тунис ва Миср ҳамин иттифоқ рух дод. Ва ба сари қудрат расидани Ихвонул-муслимин, ин ҷамоати ариқ ва решадор дар ҷаҳони араб, ки дар Арабистони Саудӣ низ аз пойгоҳи мардумии қавие бархӯрдор аст, ба маънои поёни кори Оли Сауд ва ҳукмронии биломунозеъи он дар ҷаҳони араб ба шумор мерафт.


Аз ҳамин ҷо буд, ки дар оғози кор, Оли Сауд тамоми талоши худро равонаи саркӯби ин хезишҳо ба хусус дар Миср ва Тунис намуд, аммо талошҳояш ба ҷое нарасиданд ва дар Миср ва Тунис ду диктотури ҳомии режими Саудӣ яъне Бен Алӣ ва Муборак сарнагун шуданд. Бен Алӣ тавонист ба Саудӣ фирор кунад (ва то ба имрӯз дар ин кишвар сокин аст), вале Муборак тарҷеҳ дод, дар Миср бимонад ва паноҳандагӣ дар Саудиро напазируфт.


Баъд аз пирӯзиии Ихвонул-муслимин дар Миср, Оли Сауд тамоми расонаҳоро алайҳи Ихвониҳо басиҷ намуд ва аз тарафе ҳам, милёрдҳо дулор ҳазина кард, то ба ҳар сурати мумкин ҳукумати Ихвониҳо дар Мисрро соқит бикунад, ки муваффақ ҳам шуд. Албатта, дар канори ҳазина барои соқит кардани Мурсӣ ва Ихвониҳо гурӯҳҳоеро ба унвони аҳзоби салафӣ дар Миср роҳандозӣ кард, то дар сурати иҷроӣ нашудани сенориюи соқитсозӣ, аз онҳо ба унвони рақибони Ихвониҳо баҳра биҷӯяд.


Ин сиёсатҳои саркӯбгарона ва хиёнаткоронаи Оли Сауд мӯҷиб гардид, ин хонадон дар назди мардуми минтақа ба хусус исломгароён, мутанаффир гардад. Барои Оли Сауд, ки доияи раҳбарии ҷаҳони исломро дорад, танаффури эҷодшуда қобили таҳаммул набуд ва нест, бинобар ин бояд коре мекард, ки ин танаффурро ба гунае ё аз байн бибарад – ки шибимаҳол ба назар мерасид – ва ё онро ҷиҳат бидиҳад, яъне ба сӯйи дигар мутаваҷҷеҳ бисозад ва аз тарафе ҳам барои мардуми минтақа ба навъе собит созад, ки «ҳомии ислом ва мусалмонон» аст. Ҳол, чӣ кор кард?


Оли Сауд, бар хилофи рафтораш дар Миср ва Тунис ва Баҳрайн, аммо дар Сурия ва «баҳори» он, рафтораш комилан акси он чӣ дар он се кишвар аз ӯ дида шуд мебошад. Яъне, Оли Сауд дар робита бо Сурия ва раисиҷумҳураш Башшор Асад, мӯтақид буд, ки бояд Асад сарнагун шавад. Ва далелаш ҳам комилан возеҳ аст. Давлати Сурия дар миёни давлатҳои арабӣ, танҳо давлате аст, ки ҳампаймони душмани минтақаии Оли Сауд яъне Эрон аст ва дар ҷанги Ироқ ва Эрон ҳомии ин кишвар буд. Оли Сауд ҳаргиз таҳаммули Сурияеро, ки дар канори Эрон қарор бигирад, надошт ва надорад. Аз инҷо буд, ки шурӯъ кард ба мусаллаҳ кардани мӯътаризони сурӣ – касоне ки аз дасти сиёсатҳои пуриштибоҳи Асад ба дод омада буданд – ва дар ин барнома, Омрико ва бештари кишварҳои урупоӣ ва ҳатто Туркия низ дар канори Оли Сауд қарор гирифтанд, то Асадро сарнагун ва ба ҷойи ӯ касеро, ки ҳампаймони онҳо бошад сари кор биёваранд.


Ва барои ин кор, Оли Сауд нахустин коре, ки кард — ва дар ин кор муваффақ ҳам шуд — ин буд, ки ба даргириҳои дохилии Сурия ранги мазҳабӣ дод, ки гӯӣ даъво бо Асад, аслан як даъвои мазҳабӣ ва шиъаву суннӣ аст. Баъсӣ будан ва секулор будани ӯ аз зеҳнҳо рафт. Танҳо ҳамин монда буд, ки бар сари Асад як аммома ва саллаи мишкӣ тасаввур бишавад. Тамоми расонаҳои минтақа, ки аксари онҳо вобаста ба хонадони Саудӣ аст — ва дар канори он, расонаҳои омрикоӣ ва ғарбӣ албатта — шурӯъ ба таҳрики мусалмонони аҳли суннат карданд, ки гӯӣ Асад ва давлаташ аҳли суннатро мекушад. Дар ин барнома ва дар ин таҳрик, мутаассифона муваффақ шуданд. Инҷо буд, ки аз тамоми атрофу акнофи олам мусалмонони аҳли суннат ба Сурия рехтанд ва уламои саудӣ яке пас аз дигарӣ эълом мекарданд, ки аҳли суннат дар Сурия дар хатар ҳастанд ва ҷиҳод имрӯза дар Сурия аст ва алайҳи шиъаён.


Аз ҳамин ҷо, дигар таваҷҷӯҳҳо аз Мисру Тунису ғайра комилан ба тарафи Сурия мунсариф ва ҳамму ғамми ҷаҳони араб ва ба хусус ҷавононаш, Сурия гардид. Ихвонул-муслимин куллан ба фаромӯшӣ супурда шуд ва ба ҷуз шуморе андак аз мисриҳо, дигар дағдағаи ҷавонони мусалмони араб Ихвон ва Мурсӣ набуд. Таблиғоти дурӯғин ва оморҳои козиб ва саҳнаҳои ҷаълӣ ва сохтагӣ ва тарҳи масоили мазҳабӣ ва шиъаву суннӣ, ки яке пас аз дигар дар расонаҳои арабӣ ва ҳатто ғарбӣ зоҳир мешуданд, ҳамаро ба ваҳшат андохт. Ва ба гуфтаи Роберт Фиск, рӯзноманигори шаҳири ангилисӣ хитоб ба давлатмардони урупоӣ пас аз инфиҷорҳои ахир дар Бруксел,


«ин худи шумо давлатмардон ва сиёсатмадорон будед, ки сабаб шудед, ҷавонони араби сокини Урупо роҳии Сурия шуда ва ба саффи ДОЪИШ бипайванданд. Саҳнаҳои ҷиҳатдори расонаҳои ғарбӣ аз Сурия ва вазъи он буд, ки мӯҷиб шуд ҷавонони мусалмони арабро таҳрик ва ба ДОЪИШ мулҳақ созад.»


Буқҳои таблиғотии Оли Сауд то ба ҷое таъсири худро гузошт, ки имрӯз ҳар ки аз давлати Сурия ва низоми он ва Башшор Асад, ба ҳар ангезае, дифоъ кунад, ӯ мешавад шиъа. Ҳар ки ҳаст. Ва ҳатто рӯзномагорон ва нависандаҳо ва сиёсатмадорони мусалмони ҷаҳони ғайри араб, ки аҳли суннат ҳастанд, вақте баҳси бӯҳрони Сурия ба миён ояд, аввалин чизе, ки ба зеҳнашон табодур мекунад, ин даъвои шиъа ва суннӣ аст. Аслан, намегӯянд, шояд мардум дар Сурия низ, чунон ки дар Миср ва Тунис ва соири амокин, қисме тарафдори низомашон ҳастанд ва қисме ҳам мухолифи ӯ ва ин рабте ба мазҳабу маслак надорад. Чунин нест. Фақат шиъа ва суннӣ.


Хулоса, ин гуна буд, ки «пул» ва таблиғот тавонист фазо бисозад. Пул ва расонаҳои вобаста ба Оли Сауд тавонист фазо дар минтақа ва ҳатто дар берун аз Ховари Миёнаро комилан дигар кунад. Аммо…


Оё бо дигар шудани фазо, воқеият ҳам тағийр ёфт?


Ҳаргиз! Имрӯза, Сурия он чӣ дар азҳон ва тасаввуроти одамҳост нест. Яке аз дӯстонам, ки аҳли Сурия аст ва аҳли суннат ҳам ҳаст ва иттифоқан, дар оғози моҷаро чандон бо сиёсатҳои Асад ҳам мувофиқ набуд, ахиран бароям гуфт:


«Имрӯз аксари суриҳо наҷоти кишвари худро танҳо дар бақои давлат ва Асад ва ниҳодҳои давлатӣ ва ба хусус артиши худ мебинанд. Бале, танҳо дар бақои Асаде, ки замоне ӯро диктотур медонистем. Зеро аъроб ба хусус Оли Сауд ба ҳадде бо мо рафтори ноҷавонмардона ва дур аз инсоф карданд, ки вақте пушти сари ҳам моро, ки ҳомиии низом ҳастем шиъа ва «душмани аҳли суннат» хонданд, ки дигар гумон мекунем, аъроб душмани мо ҳастанд.»


Ӯ афзуд:


«Ин ҷанг дер ё зуд ба поён хоҳад расид. Ва Асад ҳам пас аз ҷанг бо ихтиёри худ хоҳад рафт. Аммо он чӣ мемонад, захмҳое аст, ки аъроб дар мо ворид карданд, ки ба ин зудиҳо аз байн рафтанӣ нест!»


Ва ин ҳама дар ҳоле аст, ки Асад на шиъа аст ва на суннӣ, ӯ як секулор ва баъсӣ аст, аммо ҳампаймони Эрон, ки ӯро «хатти қирмиз»-и худ медонад, зеро бо суқути ӯ, Эрон дигар наметавонад ба ҳампаймонҳояш дар Лубнон ва Фаластин кӯмак кунад.


Ин аст тамоми моҷаро.


Сайидюнуси Истаравшанӣ


«Исламское государство» — запрещенная на территории Таджикистана, Российской Федерации и других стран террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», другие названия: ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh, ДАИШ(араб.)

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*