М.Кабири: «Я против санкций по отношению к Таджикистану. Однако…»

По данным от некоторых источников, приговор членам партии исламского возрождения Таджикистана должен быть объявлен таджикским судом уже в апреле. Кроме того, на международной арене уже начались разговоры о том, что таджикские власти настолько серьёзно нарушают взятые на себя обязательства по соблюдению прав человека и развитию по демократическому пути, что Таджикистан имеет шансы попасть в список государств, против которых введены санкции. Корреспонденту портала TajInfo.Org удалось побеседовать с лидером партии исламского возрождения Мухиддином Кабири, с целью выяснить мнение лидера запрещенной в Таджикистане партии обо всем происходящем.

TajInfo.Org: Здравствуйте, Мухиддин Тиллоевич. Как известно, аресты, следствие и процесс над членами партии исламского возрождения Таджикистана заняли несколько месяцев – с сентября 2015 года до конца марта 2016 года, довольно скоротечный процесс. Как Вы можете оценить ход данного следствия и процесса, на сколько по-Вашему были нарушены права граждан, уголовный кодекс и международное право?

Мухиддин Кабири: Добрый день. Дело в том, что процесс компрометации партии и ее членов начался не в сентябре 2015 года после известных событий, а  после заседания Совбеза страны в конце 2011 года, в результате которого был принят протокол под номером 32-20. Вспомните слова председателя Верховного суда, когда журналист спросил у него, как они могли через два дня после обращения Генпрокуратуры, в такой короткий срок вынести приговор против партии, он ответил, что работа над делом партии шла давно, еще до сентябрьских событий и нельзя обвинять суд в поспешности. По сути, он подтвердил то, о чём мы говорим давно – властям нужна была провокация или повод для закрытия партии, поскольку они не могли спровоцировать партию все это время, то использовали сентябрьские события.

Партию объявили экстремистской и террористической, не имея на то никаких доказательств. Вынуждены были нарисовать какие-то карты по «захвату объектов» и потом «найти» их  в кабинетах моих замов или подбросить патроны и гранаты в их дома. Получается, что мои замы «готовили» переворот, заранее подготовив карты важных объектов, но почему-то эти карты забыли в кабинетах на несколько месяцев. Поскольку еще летом наш офис был закрыт властями, и они каждый день заходили туда, почему-то этих карт никто не видел на столах – они появились только в сентябре после арестов членов политсовета.

Все это дело, как говорится, шито белыми нитками. Как еще иначе можно объяснить закрытость процесса, кроме как отсутствием доказательств, боязнью огласки неправомерных действий и безосновательных обвинений? Именно поэтому власти решили, наложить на следствие и судебный процесс гриф «секретности», не допуская ни родственников, ни прессу, ни наблюдателей. Власти боятся, что вся построенная линия обвинения рассыплется на глазах у очевидцев. Если бы имели место доказательства, власти были бы заинтересованы в открытом процессе, чтобы доказать не только таджикскому народу, но и мировому сообществу преступную деятельность партии и её членов.

В этом процессе не только не соблюдаются элементарные процессуальные нормы, но даже нет и никакой логики в действиях властей. В марте в процессе объявили перерыв, многие связывали это с аттестацией адвокатов. Но вдруг, было заявлено о том, что процесс закончился и суд уходит на совещание по вынесению приговора.

Здесь возникает резонный вопрос, а зачем вообще объявлялся перерыв, если всё уже закончилось? Мое мнение по этому поводу – не  было никакого перерыва, суд продолжался, но уже, по сути, без огласки, т.е. тайно. Скорее всего, таким образом власти хотели поставить всех нас – таджикский народ и международное сообщество перед фактом, особо не затягивая процесс в целом. Хотя, если смотреть на всю серьезность обвинений и масштабность дела, этот процесс должен был тянуться годами. Но официальный Душанбе понимает, что чем дольше будет тянуться этот процесс, тем больше будет вопросов, как к следствию, так и к суду.

Международное сообщество потихоньку начинает приходить в себя, начинает понимать, что на самом деле происходит в Таджикистане. И если в самом начале всей этой истории кто-то еще поверил в версию властей, то сейчас фактически все понимают, что дела обстоят совершенно по-другому. Власть почувствовала слабость своей версии, поняла что не сможет доказать ни в суде, ни международному сообществу, что наша партия в чем-то виновата, поэтому они приняли решение форсировать процесс и просто поставить всех перед свершившимся фактом, о котором я говорил выше.

Можно с уверенностью сказать, что фактически все международные правозащитные организации, и высокопоставленные иностранные гости Таджикистана поднимали этот вопрос, исключением не был и министр иностранных дел Германии. Фактически на всех мировых информационных, политических и правозащитных площадках поднимали и продолжают поднимать эту тему. Властям Таджикистана очень неудобно отвечать на эти вопросы, и поэтому они приняли решение как можно быстрее закончить процесс над членами политсовета партии и сделать вид, что вопрос закрыт.

TajInfo.Org: Но в любом случае, с самого начала и до сегодняшнего дня весь этот процесс открыто и демонстративно показывает игнорирование и конституционных прав граждан, и требований международных правовых договоров, и нарушения уголовно-процессуального кодекса страны следственными органами и судьями. Как это возможно, неужели власти Таджикистана считают, что такое вопиющее нарушение всех мыслимых и немыслимых законов может проигнорировать международное сообщество?

Мухиддин Кабири: Расчет был на то, что во всем мире сегодня идет борьба с радикальными террористическими организациями, прикрывающимися идеями ислама, и мало кто разбирается в отличиях между нашей партией и этими организациями. Так как наша партия является исламской, власти Таджикистана посчитали, что на фоне всеобщей истерии по поводу «исламского терроризма», мировое сообщество не обратит внимания на дело ПИВТ. Очень быстро объявив нас «террористами», власти тем самым хотели оградить себя от дальнейшей критики по поводу репрессивности и жестокости своих действий, не говоря уже об их законности. Поскольку с террористами нигде особо не церемонятся, законность действий властей всегда уходит на второй план. Это очень удобное оружие авторитарных режимов, объявить всех реальных конкурентов террористами и экстремистами и  репрессировать жесточайшим образом. Такую же тактику применяют и по отношению к нам.

Но тут таджикские власти просчитались – мировое сообщество не только не поверило надуманным обвинениям, но и посчитало это дело нелогичным и нарушающим как мирное соглашение 97-го года и внутренних законов РТ, так и всех международных обязательств, взятых на себя Таджикистаном. Все-таки таджикский мирный процесс проходил под эгидой ООН, и Мирное соглашение является правовым документом международного характера, копия которого зарегистрирована и хранится в Секретариате ООН.

Стоит отметить и существенную роль международных правозащитных организаций, отдельных правозащитников, гражданских активистов и представителей таджикской оппозиции, которые смогли донести до мирового сообщества суть происходящего. За это время подготовлено и опубликовано большое количество различных докладов, отчетов и статей о ситуации в Таджикистане. Думаю, что это только начало.

Исходя из всего этого, можно сделать вывод, что власти республики постепенно оказываются в состоянии международной дипломатической изоляции. Причем, все это происходит пока без участия таджикской оппозиции, и только «благодаря» систематическим ошибкам и преступлениям властей против собственного народа.

Конечно, есть определенные круги в международном сообществе, руководствующиеся своими собственными конъюнктурными интересами, которые пока делают вид, что не замечают происходящего или просто отмалчиваются, однако понимание истинной ситуации есть и у них. А так же, судя по результатам встреч, которые я имел в Европе и в других государствах в последнее время, многие озабочены сложившейся ситуацией в Таджикистане и расценивают действия таджикских властей очень опасными, так как это влияет не только на безопасность в нашем регионе, но и на общую ситуацию. Европа уже не справляется с нынешним потоком беженцев из Ближнего востока и серьезно опасается, что действия таджикских властей приведут к новому конфликту в стране и росту политической миграции, которая уже набирает обороты.

Все понимают, что происходящее в стране толкает очень многих, в особенности молодежь, к присоединению к радикальным движениям и группировкам. Не секрет, то за последние месяцы число наших граждан, присоединившихся к этим организациям, резко увеличилось. Даже сами власти Таджикистана официально признают этот факт, озвучивая растущие цифры на всевозможных пресс-конференциях.  Все это не может не оказывать влияния на мнение международного сообщества.

TajInfo.Org: С учетом всех ранее озвученных обстоятельств, каким Вы ожидаете приговор таджикского суда членам политсовета партии?

Мухиддин Кабири: Я думаю, что судебная власть республики прекрасно понимает абсурдность всей ситуации и оказалась в очень трудном положении. Так как политическая власть уже объявила нас террористической организацией и призвала осудить ПИВТ самым строгим образом, по сути, она уже вынесла приговор партии и её сторонникам, не оставив выбора суду.

Исходя из того, что у обвинения нет каких-либо доказательств и давление международного сообщества растет, я не могу четко спрогнозировать, чем все это может закончиться. С одной стороны, конечно, есть надежда, что под давлением этих факторов суд вынесет оправдательный или мягкий приговор.  Но с другой стороны, мы все понимаем, что у нас суд полностью подчиняется руководству страны, а оно уже высказалось по этому поводу в самом начале процесса и дало указание следствию и суду действовать и наказать «жестко».

Вся проблема заключается в том, что у нас в стране не закон определяет насколько жестким или мягким должен быть приговор, а именно руководство страны. Может ли суд вопреки желанию и указанию руководства страны вынести любое другое решение, кроме как «жесткое»? Я сомневаюсь в этом, но все-таки надежда умирает последней.

TajInfo.Org: На «Немецкой волне» на днях была опубликована статья, в которой представители международных правозащитных организаций «Права человека в Центральной Азии» и «Хьюман Райтс Вотч» говорят о предстоящем вынесении приговора членам политсовета ПИВТ, подчеркивая резкое ухудшение положения в Республике Таджикистан с правами человека. Исследователь по Центральной Азии организации «Хьюман Райтс Вотч» Стив Свердлов говорит, что Таджикистан может попасть в список стран, против которых могут быть введены санкции и ограничения. Как Вы считаете, насколько велика вероятность такого поворота событий и насколько реальны эти предположения?

Мухиддин Кабири: В различных международных рейтингах Таджикистан сегодня чуть ли не первый – фактически лидер по отклонениям от демократических принципов развития. И если сравнивать предыдущий период, когда республика считалась страной, идущей, хоть и медленно, но к построению демократического общества, с сегодняшним состоянием страны, можно сделать вывод, что демократия была навязана таджикским властям извне. Сами власти этого не хотели, но давление международного сообщества, выделяющего финансирование республике, сильная оппозиция внутри страны, а также подписанное мирное соглашение 1997 года заставляли власти, хотя и со скрипом, но идти демократическим путем.

Однако, как только изменились обстоятельства, в частности, когда властям удалось ослабить оппозицию, а у международных игроков изменились геополитические интересы в регионе с учетом ситуации в Афганистане, власти решили отходить от навязанного им процесса демократизации, выбрав вектор построения авторитарного режима с семейным управлением. Не думаю, что дело скоро дойдет до международных санкций.

Такая ситуация устраивает крупных региональных игроков, которые сами не являются демократическими странами, поскольку управлять слабым и зависимым от внешних факторов диктатором всегда удобнее, чем целым народом. Они управляют одним человеком, а тот сам разбирается со своим народом кнутом или штыком.

Запад тоже не спешит с санкциями, поскольку Таджикистан не Белоруссия и таджики не европейцы или, в большинстве своём, не христиане. Некоторые на Западе считают, что арестовать оппозиционера на три года, как делает Лукашенко – это слишком жестоко и является признаком диктатуры, поэтому надо ввести санкции – и их ввели. А когда наши «ханы» в галстуках десятками убивают на улицах и сажают своих оппонентов на пожизненный срок, Запад видит лишь «чрезмерность» в их действиях. Мол, ваши народы, наверное, заслужили такого управления, не надо так жестко, а то можем повременить на несколько месяцев с многомиллионными грантами.  Это я в целом о двойных стандартах Запада говорю.

Что касается санкций против Таджикистана, то я не сторонник таких мер, несмотря на то, что таджикская власть ведет себя преступно и хищнически по отношению к собственному народу. Обычно оппозиционеры за рубежом требуют от международного сообщества введения санкций против своих правительств. Почему я против этого? Да потому, что подобные санкции против нашей страны, в первую очередь, негативно скажутся именно на простом таджикском народе, который и так страдает от рук властей.

Оказываемая Таджикистану международная помощь, частично доходит до простых граждан в виде дорог, новых школ, больниц и т. д. Да, я понимаю, что наши коррумпированные чиновники разворовывают большую часть международной помощи и выделенных грантов и кредитов, и иностранные спонсоры тоже это понимают. Таджикистан  постоянно находится в десятке самых коррумпированных стран мира, об этом неоднократно заявляла Transparency International (неправительственная международная организация по борьбе с коррупцией и исследованию уровня коррупции по всему миру).

Но я считаю, что никакие санкции против страны не подействуют на диктаторов, ведь их деньги в офшорных зонах и таджикская власть не исключение. У них скоплено достаточно денег, чтобы не ощущать на себе эти санкции – страдать  будет именно простой народ. Поэтому, исходя из всего вышесказанного, я не поддерживаю введение санкций против республики Таджикистан.

Однако я считаю, что такие санкции должны быть применены адресно, против конкретных чиновников, которые систематически нарушают права человека. Их немного, но их фамилии и должности всем известны. Необходимо выявить и обнародовать информацию об их счетах в офшорных зонах, как это было сделано недавно в отношении некоторых должностных лиц других стран.

Они больше всего боятся персональных санкций, и ситуации, когда эти санкции ударят прямо по их личному карману. Надо запретить им въезд в развитые и демократические государства, пусть ездят по странам, где правят такие же люди как они сами, например, в Северную Корею.

Я уверен, что у цивилизованного мира  есть и другие рычаги давления на таджикские власти, кроме как применять санкции против страны в целом.

TajInfo.Org: Мухиддин Тиллоевич, большое спасибо за уделенное для нашего портала время.

Интернет Портал Таджикской Оппозиции TajInfo.Org, 14 апреля 2016 года
Беседовал Саид Сафаров

3 Comments on М.Кабири: «Я против санкций по отношению к Таджикистану. Однако…»

  1. Надо подготовить список всех тех правительственных чиновников, которые имеют непосредственное отношение к нарушению прав человека, основных свобод, применению пыток, ликвидации всякого инакомыслия, внесудебным расправам и т.д. и передать этот список со всеми имеющимися фактами в Международный уголовный суд.

  2. Необходимо отметит что ПИВТ финансировается Ираном а как нам известно Иран=шиа которые ругают Умар ал -Фаррука Абубакр Сиддик И Аишу разиаллоху анхума а так как основная часть населения таджикистана суниты поэтому то и население демократическим путём избавился от такой ПИВТ

    • Что Вы называете «демократическим путём»? Во-первых, ПИВТ ликвидировал не народ, а режим Рахмона, а режим это не народ, а одна семья. Во-вторых, тотальный беспредел и сталинские репрессии, которые устролили таджикские власти, так же далеки от демократии, как другая галактика от солнечной системы.

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*