Таджикистан. Показания против ПИВТ или групповое изнасилование

На сайте Паём приводится история женщины, которая была членом партии Исламского возрождения Таджикистана, но ей удалось с большим трудом покинуть Таджикистан. Рассказывая эту горькую и страшную историю, она хотела, чтобы её имя было указано в публикации, но редакция сайта не стала этого делать, чтобы спасти её родных и близких, оставшихся в Таджикистане от преследований, задержаний, клеветы и других проблем со стороны официальных властей.

Рассказ женщины – рядового члена ПИВТ

Я была рядовым членом ПИВТ и кроме как участие в общих собраниях, другой партийной активности не проявляла. После запрета партии я сдала свой партбилет в ОВД, мне не нужны были проблемы. Однако обещания министра внутренних дел и властей оказались ложными.

Однажды меня вызвали в отделение комитета национальной безопасности. Когда я туда приехала, меня отвели в кабинет начальника. Он долго со мной беседовал, говорил культурно, вежливо и сдержанно. Интересовался, чем именно я занималась будучи членом ПИВТ, с кем из руководства имела контакты. Затем он спросил, имела ли я намерения отправиться в Сирию, а также скольких человек, поехавших туда, я знаю.

После долгих расспросов он сказал, что сейчас меня отведут в другой кабинет, там установлена видеокамера. Он стал говорить мне, что надо будет сказать на камеру о том, что ПИВТ призывала людей воевать, в офисах ПИВТ обучали «джихаду», таких-то женщин, приходивших в офис ПИВТ, насиловали и т.д.

Я спросила, почему я должна говорить неправду и клеветать? Он ответил: «Это не клевета, наверное, ты просто не знала про это». На что я ответила, что если я про что-то не знаю и говорю об этом – это и есть клевета и неправда. Он несколько раз вежливо повторил свою просьбу, однако, я отказывалась делать это.

После этого, он опустил руки под столешницу, скорее всего, нажав на кнопку, потому что сразу после этого в кабинет вошел исполинского роста мужчина в военной форме. Начальник сказал ему:

— Отведите её в камеру. Собери 4-5 человек, и поразвлекитесь с ней часика два. Потом приведите ко мне.

От страха и ужаса, я чуть было не потеряла сознание. Я сказала:

— Я сделаю всё, что вы скажите, только не делайте этого.

На что он ответил:

— Всё, ты опоздала. Ты не понимаешь по-хорошему.

Я долго умоляла и уговаривала его, сказала, что я жена и мать, просила смилостивиться надо мной. Он сказал:

— Какое мне дело до твоей семьи и детей. Не захотела по-хорошему, сделаем «кино». После этого, сама как миленькая будешь делать всё, что тебе скажут. А если будешь противиться, выложим видео в YouTube. Потом уже одними показаниями не отделаешься, мы тебя будем и в других делах использовать. Каждый раз, когда будешь приходить, будешь «осчастливливать» наших парней.

Упав перед ним на колени, я долго рыдала и молила его о пощаде. Человек, вошедший в военной форме, сказал: «Начальник, можно мне пару слов сказать»? Начальник сказал мне, чтобы я вышла. Выйдя из кабинета, я беспрестанно молила Всевышнего о спасении моей чести. Через несколько минут меня снова завели в кабинет. Начальник сказал:

— Этот наш сотрудник попросил, чтобы тебя пожалели. Ладно, на этот раз пожалеем. Иди и скажи на камеру все то, что я тебе говорил, после этого свободна.

После того, как я дала показания, мне сказали, чтобы я принесла им свой заграничный паспорт. Я ответила, что у меня его нет, на что они сказали, что проверят, и если есть, мол, пеняй на себя.

Через месяц после этого случая, при помощи брата из Москвы, заплатив 800 долларов США, я получила заграничный паспорт старого образца. Два раза я покупала билет и ездила в аэропорт, но каждый раз, пытаясь пройти, впадала в ужас от того, что меня могут задержать, от страха у меня тряслись руки и ноги.

На третий раз мне удалось договориться с сотрудником аэропорта, который за 200 долларов провел меня в самолет. Из Москвы я поехала на Украину. На украинской границе (прим ред.: по всей видимости на украинско-польской границе) меня чуть не депортировали. Но когда я рассказала свою историю, один из сотрудников пограничной службы, проводил меня до польской границы, где долго беседовал с пограничниками, и они беспрепятственно впустили меня в свою страну.

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*