Абдулло Давлатов: В лице каждого молящегося таджика видят экстремиста

На днях Генпрокурор Таджикистана Юсуф Рахмон в своем интервью правительственной газете «Джумхурият» заявил, что 85 процентов граждан Таджикистана, которые участвуют в военных конфликтах в иностранных государствах, были трудовыми мигрантами в России.
Абдулло Давлатов
В связи с этим «Озодагон» задал вопрос: Что нужно делать, чтобы предотвратить радикализацию мигрантов?

Шералӣ Ризоён, политолог:

— Нужно активировать действий в двух направлениях в Таджикистане и в России: На первом этапе нужно создать мощный просветительский сайт, чтобы способствовал для привлечения внимание мигрантов. В общем, нужно принять комплексные меры, потому что экстремизм является комплексной проблемы.

Шухрат Латифов, специалист по трудовой миграции:

— Есть факторы, которые нужно устранить, чтобы снизился экстремизм среди мигрантов. Одна из них безграмотность. Трудовая миграция становится моложе, в миграцию выезжают сразу после 9 класса. Чтобы кормить семью, депортированные отцы отправляют вместо себя своих детей.
Нужно, чтобы силовые структуры совместно с образовательными учреждениями усилили работу в этой области. И потом по возможности нужно отправить представителей таджикского духовенства в Россию и усилить разъяснительную работу. Этого можно делать совместно с российским муфтиятом. Нужно сблизиться с народом, и дать возможность каждому мигранту высказать свою боль.

Каромат Шарипов, глава всероссийского движения “Таджикских трудовых мигрантов”:
— Почему прокуратура валит свою проблему на голову русских? Какая разница, из какой страны ушли молодые люди для участия в боевых действиях?
Для предотвращения присоединения мигрантов к экстремистским группам власть должна сесть за один стол с известных людьми из числа мигрантов и таджикских диаспор, проживающих в России и обсудить эту проблему.

Умед Джайхуни, эксперт:

— Необходимо создать рабочие места, чтобы мигрантов стало меньше. Если не создает рабочих мест, хотя бы пусть снизить сборы,чтобы люди смогли открыть своего дело.

Абдулло Давлатов, глава Союза таджикистанцев России:

— Если хотят, чтобы таджики не примыкали к террористическим группам, то должны решить социально-экономические и политические проблемы, чтобы народ нашел гарантии своих прав на свободу выражения и гражданские свободы. Вдобавок еще в Таджикистане, в Казахстане и России объявили охоту на таджиков. Не знаю почему так, но сегодня в лице каждого молящего или бородатого таджика обязательно видят “террориста”, “исламиста”, “салафита” и др. Интересно, в Европе даже гомосексуалисты и проститутки имеют право на создание движений и партии, но там где таджик, даже молится это считается правонарушением. С таким методами работы, боюсь, что число смертников будет расти и они либо примкнут к боевикам, либо к других преступным группам. Политика государства должна быть доброжелательной к своих гражданам, а враждебной.

Абдуллохи Мухаккик, эксперт по вопросу религии:

— Хорошо сказал Юсуф Рахмони, генпрокурор Таджикистана. Салафизм ядро ИГИЛ. Это очень опасный фактор. Некоторые представители религиозных ведомств молчали, пока не вмешались силовые органы. Поэтому таджикские мигранты формируют неправильное мировоззрение и присоединяются к террористической группе ИГИЛ.

Махмудшох Кабиров, психолог:

— Силовые структуры Таджикистана сделали многое, чтобы предотвратить механизмы призыва джихада внутри страны. Теперь нужно усилить эту работу за пределами государства совместно с другими странами СНГ.

Миргиёс Ахроров, юрист:
— Если в Таджикистане не будут ограничивать свободу вероисповедания и откроют без ограничений двери мечетей всем молящимся, независимо от возраста, если никто не будет приставать к бородам мужчин и хиджабам женщин, уверен, что число тех, кто примкнет к террористическим группам, станет незначительным. И потом, правительство быстрее должно присоединиться к таможенному союзу, чтобы мигрантам стало легче.

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*