Файзиниссо Вохидова: Президент хотел реформировать адвокатуру, а парламент и Минюст её деформировали!

Сегодня, прочитав на сайте ИА «Азия Плюс» мнения нескольких согдийских адвокатов о дальнейшей деятельности адвокатуры и о проблемах юристов с получением статуса адвоката, я пришла к такому мнению, что либо они не полностью прочитали и поняли суть закона РТ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», либо говорить красиво на пустом месте – их профессиональная привычка при прениях в суде, причем не для отправления правосудия, а просто для отработки гонорара.
Более того, создание квалификационной комиссии при Минюсте и порядок сдачи экзаменов некоторые считают «освежением мозгов» и готовы систематически «освежать свои мозги». Более смешного выражения адвоката не встречала за свои 30 лет работы. И обидно то, что об «освежении мозгов» говорят те, у которых нет мозгов!
Касаясь вопроса нехватки адвокатов, председатель регионального Союза адвокатов по Согдийской области, ссылаясь на закон, говорит, что решение этих проблем – за местными исполнительными органами. Более смешного вывода в своей практике не встречала: когда закон предусматривает получение статуса адвоката за Минюстом, как могут местные власти решить вопрос нехватки адвокатов на местах? Местные власти должны лишь создать условия и предоставить помещения (при наличии такой возможности) для адвокатов, но решать проблемы нехватки адвокатов не входит в их компетенцию.
Некоторым желающим «освежать свои мозги» при Минюсте, приведу ниже некоторые требования закона.
Когда в 2011 году президент страны в своем послании парламенту страны сказал, о реформировании института адвокатуры, как одного из важнейших демократических институтов гражданского общества, и принятии нового закона об адвокатуре и адвокатской деятельности, эта инициатива была принята адвокатским сообществом позитивно. Мы надеялись на принятие одного современного и нового закона, отвечающего требованиям времени.
Но, к сожалению, получилось обратное. Принятым законом, автором которого является министр юстиции, адвокатуру не реформировали, а деформировали. Поначалу, для отвода глаз, создали так называемую «рабочую группу» из числа адвокатов, скажем просто – для галочки.
На заседаниях рабочей группы ни одно предложение адвокатов не воспринимали всерьез, и, как обычно, во главе всего всегда были представители Минюста. Несмотря на это, каждая адвокатская коллегия представила свой законопроект, однако в парламент был предложения проект Минюста.
Депутаты, как обычно, молча приняли закон. Иногда для видимости того, что якобы в парламенте существуют дискуссии, спикер Зухуров обсуждал некоторые пункты законопроекта, но в конечном итоге он был принят. Как будто народ не знает, что всё это – фарс для создания видимости.
Так и было с адвокатским законопроектом. Закон Республики Таджикистан «Об адвокатах и адвокатской деятельности» был принят в марте 2015 года, и сразу же его действие было приостановлено до 28 марта 2016 года, с целью проведения ряда организационно-правовых мероприятий.
Таким образом, адвокатуру передали под патронаж министерства юстиции РТ. Такое ощущение, что Минюст этот закон принял для себя. Согласно «своего» закона, аттестационная комиссия создается при Минюсте, а председателем комиссии является заместитель министра юстиции. Чтобы получить статус адвоката, необходимо обратиться в Минюст и документы сдать в Минюст. Минюст разрабатывает для адвокатов и адвокатских контор, то есть общественных организаций, образец договора, ордера и выдает удостоверение.
Нельзя забывать, что сообщество предпринимателей или группа людей, скажем, торгующих семечками, тоже являются общественной организацией. Но министр юстиции им не выдает удостоверений или не разрабатывает для них фирменные бланки.
Парадоксально, что адвоката при выполнении профессиональных обязанностей приравнивают к торговцам семечками (при отправлении правосудия предпочтение отдается стороне обвинения), а при принятии на работу и присвоении статуса адвоката, требования выдвинули выше, чем к генеральному прокурору, главе комитета национальной безопасности или министру внутренних дел.
Почему?
Потому что изначально, когда был принят закон, статья 12 закона предусматривала получение статуса адвоката лицом, имеющим высшее юридическое образование и не менее двух лет юридического стажа работы. В соответствии с частью второй данной статьи настоящего закона, лицо, не отвечающее требованиям части первой, не имеет право на статус адвоката. Это означает, что для получения статуса адвоката важно иметь высшее юридическое образование и двухлетний стаж работы.
Но, в ноябре 2015 года по инициативе заместителя министра юстиции, господина Холикова Абдуманнона, парламентом был принят закон о внесении изменений и дополнений в этот закон. Почему один чиновник Минюста взял на себя инициативу деформировать таджикскую адвокатуру? Господин Холиков А. решился на это после проведения первого съезда адвокатов в сентябре 2015 года и создания Союза адвокатов, избрания председателя Союза адвокатов, ряда политических событий в стране и ареста нескольких адвокатов.
У Абдуманнона Холикова был свой кандидат на пост председателя Союза адвокатов Таджикистана. В связи с этим, незадолго до начала работы съезда, он персонально приглашал в свой кабинет определенных адвокатов и просил голосовать за кандидатуру, продвигаемую им – за Зафара Махмудова.
Однако, на самом деле, на съезде адвокаты выбрали кандидатуру Саидбека Нуриддинова, и он был достоин этой должности. По всей видимости, господин Холиков А. после этого решил отомстить и инструментом отмщения выбрал парламент – ведь посредством этого послушного института можно достичь любых своих целей. Более того, Абдуманнон Холиков, проработав два десятка лет в парламенте, и, после своего ухода оставив в наследство свое депутатское кресло своему родному брату, хорошо знал, как использовать молчаливых депутатов для достижения своих личных интересов.
До ноября 2015 года собирая информацию, он обнаружил, что новоизбранный председатель Союза адвокатов 18 лет назад покинул должность судьи с формулировкой «не соответствует занимаемой должности». В тоже время, Бузургмехр Ёров, который был избран на этом же съезде в аттестационную комиссию, создал комитет по защите арестованных членов на тот момент еще не запрещённой ПИВТ.
В честь 20-летия принятия Конституции намечалась амнистия и вероятность выхода на свободу и продолжения адвокатской деятельности Шухрата Кудратова была велика. Кроме того, не стоит забывать и о Низомиддине Бегматове, который славится на севере страны как профессиональный и грамотный адвокат, который 11 лет назад был привлечен к уголовной ответственности в связи с выдвижением своей кандидатуры на парламентских выборах 2005 года от СДПТ, а также о Нуриддине Махкамове, который открыто критиковал в прессе высокопоставленных чиновников страны.
Все это стало причиной того, что Абдуманнон Холиков решил написать и предложить парламенту законопроект о внесении изменений и дополнений в закон об адвокатуре, а конкретно в статью 12, которая была единогласно принята и гласит в новой редакции о том, что «лицо, которое осуждено не имеет право на статус адвоката», а также о том, что этого права лишаются лица, которые были уволены из судебных органов, а также прокуратуры, милиции, юстиции и военных формирований в связи с нарушением присяги, данной при поступлении на работу и другими дисциплинарными наказаний в связи с совершением действий коррупционного характера и т.д.
Это означает то, что даже если человек привлечен к уголовной ответственности полвека назад, и его судимость давно погашена, он не имеет права на получение статуса адвоката. Неужели председатель Союза адвокатов, который после увольнения с работы с формулировкой «не соответствует занимаемой должности» за 18 лет, работая адвокатом, не стал «соответствующим»?
Таких требований нет в законах о милиции, об органах национальной безопасности и даже в конституционном законе о прокуратуре. Выходит, что легче стать генеральным прокурором, министром внутренних дел или председателем ГКНБ, чем получить статус адвоката в общественной организации.
Это просто позор, как заместитель министра юстиции и депутаты парламента на смогли отличить общественную организацию от государственных органов? Закон РТ «Об адвокатах м адвокатской деятельности» в нынешней редакции противоречит Конституции страны, Уголовному и Трудовому кодексам и другим нормативно-правовым актам.
Таджикистан – социальное государство и граждане имеют право на труд. Статья 17 Основного Закона гарантирует равные права граждан перед законом. Где же здесь равноправие, когда один имеет право на труд, а другой который 20, 30 или 40 лет назад был привлечен к уголовной ответственности, не имеет доступа к труду по специальности? Это – дискриминация!
Кроме того, статья 84 Уголовного кодекса Таджикистана предусматривает сроки снятия судимости, и, соответственно, по истечению восьми лет после совершения особо тяжкого преступления судимость погашается и лицо считается несудимым. И такая позорная трактовка – «лицо осужденные за преступление», нигде не используется, даже в законах джунглей.
Стоит отметить, что любое дисциплинарное нарекание, согласно трудовому закону снимается автоматически по истечению одного года. Однако, по мнению господина Абдуманнона Холикова, гражданин, который нарушил присягу или был уволен из-за несоответствия занимаемой должности, даже по истечению 20-30 лет не может быть прощен. Не значит ли это, что он ставит себя выше Бога? И в том числе выше закона, которого подписывал президент страны Э. Рахмон!
Если господину Холикову, чтобы избавиться от 5-6 «непокорных» адвокатов, понадобилось добиваться принятия отдельного закона, то я предлагаю этих смелых и активных адвокатов занести в книгу рекордов Гиннеса или в адвокатскую красную книгу!
Кроме всего этого, аттестационная комиссия во главе с Холиковым, умудрились ещё и не принять документы от адвокатов, по причине наличия диплома выданных негосударственными образовательными учреждениями Российской Федерации. Наверное, заместитель министра юстиции страны не в курсе, что ВУЗы получают лицензии как в Минюсте и в министерстве образования?
Если лицо, окончившее негосударственный ВУЗ не имеет права на работу по специальности, то зачем этим ВУЗам им дают разрешение на деятельность? А может быть вина адвоката в том, что он окончил ВУЗ стратегического партнера нашей страны? А куда девать его восьми летный стаж адвокатской работы? Одна из адвокатов с возмущением говорит, что в Минюсте открытым текстом заявили: «В свое время мы этот университет выгнали из Таджикистана, теперь он находится в каком-то Кыргызстане – мы не признаём их диплом».
Мне, простому обывателю никак не понять – это министерство или шарашкина контора?
Ранее, до принятия нового закона об адвокатуре, в Таджикистане в различных формах работали более 1000 адвокатов. На данный момент статус адвоката получили примерно 200 человек. Разве можно говорить о каких-то демократических ценностях и образовании гражданского общества в почти 9 миллионном Таджикистане с 200 адвокатами?
Только в Согдийской области два с половиной миллиона населения и всего лишь 57 юристов получили статус адвоката и разрешение на деятельность. В то же время, по данным агентства по статистике, только за два месяца 2016 года зарегистрировано 4600 преступлений! Стоит помнить и о праве на защиту – конституционном праве каждого гражданина.
Таджикистан – одна из немногих стран, которые в своем Основном законе наряду с судебной властью и органами прокуратуры, предусмотрела порядок образования и деятельности адвокатского института, как института гражданского общества. Более того, уголовно-процессуальный кодекс Таджикистана признает право на защиту одним из принципиальных и основных прав и свобод граждан.
Нарушение права на защиту влечет отмену судебных решений. В итоге все вложилось так, что принятием нового закона об адвокатуре президент страны хотел реформировать институт адвокатуры, но вышло так, что Минюст и парламент страны его деформировали!

Таджикский адвокат и правозащитник, Файзиниссо Вохидова

Оставьте первый отзыв

Оставить отзыв

Your email address will not be published.


*